Взятие Толедо (25 мая 1085 г.)

Толедо, Алькасар

Хроники рассказывают, что будущий король Альфонсо VI, спасаясь от ненависти своего брата Санчо, бежал к толедскому эмиру Мамуну. Последний оказал ему самое широкое гостепреимство. Однажды, когда Альфонсо гулял с эмиром в саду замка Бриока (ныне Бриуэга), он почувствовал усталость, лег в тени дерева, закрыл глаза, и, казалось, задремал. Мамун сел подле него и, ничего не подозревая, разговаривал со своими приближенными. "Возможно ли, - спросил он, - чтобы человеческая сила справилась с таким городом как Толедо?" На это один из его советников ответил, что город всегда может отразить открытое нападение, но что его можно покорить иными способами. Для этого достаточно семь лет подряд опустошать его окрестности, истреблять его урожай, то есть лишать его припасов и морить годом. Альфонсо, который не спал, запомнил эти слова и решил испытать данный способ. Пока Мамун жил, он воздерживался от всякого враждебного действия и даже помогал ему в борьбе с севильским эмиром. Но он полагал, что смерть его благодетеля вполне освобождает его от долга благодарности, и благосклонно принял предложение, которое ему сделал министр Мотамида, Ибн Аммар. Был заключен наступательный союз против нового толедского эмира Яхъи. Альфонсо, хотя и женатый законным браком, взял в наложницы Заиду, дочь Мотамида; приданое молодой принцессы решено было взять у общего врага. Альфонсо перешел через горную цепь Гвадаррамы и с севера проник в бассейн Тахо.
С 1082 года в течение трех лет он довольствовался опустошением окрестностей города, сжигал хлеб на корню, срубал деревья, разрушал деревни и толпами уводил в плен крестьян. Соседние города Мадрид и Гвадалахара перешли в его руки. Ослабленный и изолированный Толедо неминуемо должен был сделаться жертвой завоевателя. Эмир Яхъя обратился с воззванием к властителям Бадахоса и Сарагосы. Альфонсо, в первый раз отбитый, в следующем году снова принялся систематически опустошать страну. Затем, когда по его мнению, наступил надлежащий момент для последнего удара, он собрал многочисленную армию и обложил город. Осада продолжалась шесть месяцев; наконец, жители, изнуренные голодом, запросили мира. Яхъя предложил Альфонсо признать над собой его верховную власть. Но Альфонсо заявил, что желает сам Толедо. Когда сделалось известным это требование, мусульманские вожди решили умереть с оружием в руках, но народ, евреи и мосарабы принудили их капитулировать. Яхъя удалился в Валенсию. Альфонсо поставил жителям самые мягкие условия; он гарантировал им личную и имущественную безопасность, равно как и свободное отправление их религии. Он клятвенно обязался никогда не допускать, чтобы главная мечеть была обращена в христианскую церковь. Этого последнего обещания он не сдержал.
25 мая 1085 года Альфонсо вступил в древнюю столицу готских королей. Благодаря этому завоеванию он твердо обосновался в центре долины Тахо и получил возможность наблюдать за всем течением этой реки. Город, так хорошо защищенный своим местонахождением, сделался оплотом Северной Испании впереди грозной твердыни Гвадаррамы. Он преграждал горные проходы, и под защитой этой двойной ограды кастильцы и леонцы могли безбоязненно населить разоренные земли в бассейне Дуро. До сих пор вечный страх набегов заставлял их довольствоваться изгнанием мусульман и разрушением городов; теперь они снова начинают заселять их. Взятие Толедо знаменует собой начало колонизационного движения XII и XII веков. Это поражение повергло в скорбь мусульманский мир. Появились предсказания о близкой гибели мусульманского владычества в Испании. Посредник святотатственного союза между кастильцами и севильцами, Ибн Аммар, пал жертвой религиозного фанатизма, патриотического раскаяния, скорби и страха. Сделавшись ненавистным даже своему господину, он бежал в Сарагосу, но враги и там настигли его. Он был схвачен и отведен в Севилью, где Мотамид собственноручно отрубил ему голову. Альфонсо отправил посольство к своему тестю с требованием дани, которую последний обещал платить ему. Взбешенный эмир приказал или позволил убить того кастильского еврея, которому было поручено взвешивать золото. Альфонсо ответил ему грозным письмом: "Ты знаешь, что произошло в городе Толедо, столице всей Испании…Если ты и твой народ до нынешнего дня избежали той же участи, то теперь пришел и ваш черед; только моя добрая воля отсрочивала вашу гибель". В своем ответе, написанном, по арабскому обычаю, смесью прозы и стихов, Мотамид обнаружил не меньше гордости и жестокости: "Если некогда я по несчастью, вынужденный насилием, обещал тебе дань, то теперь не жди от меня ничего, кроме беспощадной войны, жестоких битв, кровавых нападений днем и ночью, без отдыха и без конца, грабежей и опустошений огнем и мечом. Таковы подарки, которые мы готовим твоей стране вместо золота и серебра. Итак, вооружись и приготовься к битве, ибо я бросаю тебе презрительный вызов".

На главную

Хостинг от uCoz