Толедо - город трёх культур

 

История

Толедо не был в течение всего Средневековья столицей Испании, как Рим был столицей империи, которой он дал свое имя. Но это был ключевой город испанской цивилизации тех времен.

О возникновении Толедо практически ничего не известно. Хронисты XIII века создали ему историю, восходящую к мифическому королю Рокасу, выходцу из восточного Рая; позднее этот город принял имя римского консула Толемона. Легенда о короле Рокасе делает Толедо более древним городом, чем Рим. В легенде говорится, что это был образцовый город, напрямую связанный с Востоком, земным раем и источником знаний.

Населенный карпетанами, Толедо был укрепленным городом еще в начале II века до нашей эры. Римляне овладели этим оппидумом (оппидум — у римлян так назывался укрепленный населенный пункт) в 192 году. Толетум был тогда небольшим городком в провинции Тарракона, расположенным на дороге от Сарагосы до Мериды. Он был центром округа, в нем имелись мосты и акведуки, как минимум один театр, амфитеатр и цирк, который мог собрать более двадцати тысяч зрителей. Окруженный с трех сторон рекой Тахо, для обороны город возвел мощную стену.

В III веке город стал центром христианского округа: легенда сделала из Леокадии мученицу эпохи императора Диоклетиана, в 300 году епископ Меланктий присутствовал на Элвирском соборе, а в 400 году на собор в Толедо прибыли девятнадцать епископов.

Во второй половине V века многочисленные вестготы обосновались в центре Испании, между Эбро и Тахо, в районе, где находился небольшой город Толедо (его площадь внутри стен составляла 5 гектаров). Доминирование вестготов в этом регионе, без сомнения, объясняло их интерес к нему после их отступления на полуостров. В 546 году город стал «резиденцией королей» (sedes regia). Но лишь при короле Атанагильде, умершем в 568 году в Толедо, город стал столицей королевства, «королевским городом» (urbs regia).

 

Вестготская столица

Расположенный в географическом центре полуострова, Толедо занимает стратегическое положение. В период Средневековья Толедо был связан с вестготами, то есть с их корнями в истории, с их прошлой славой, потерянной, а затем восстановленной.

Короли и епископы VII века сделали город настоящей столицей, городом, не имевшим себе равных в Испании. Многочисленные римские постройки были сохранены, так же как и городская стена. В городе были построены собор и многочисленные церкви. При отсутствии археологических раскопок точное местонахождение этих памятников вестготского зодчества можно только предполагать.

Административная столица королевства, город Толедо в VII веке принимал многочисленные ассамблеи дворян и епископов, которые избирали короля. Королевский дворец существовал здесь уже в конце VI века. Королевский город Толедо стал также столицей испанской церкви. Вестготские короли сделали из епископа столицы главу церкви в королевстве, который мог приказывать всем остальным епископам Испании, которые назначались королем. Политическая и религиозная столица, Толедо был также культурным и художественным центром.

Резиденция митрополита, действовавшего в качестве патриарха, Толедо стал прибежищем для крупной еврейской общины. Притеснения евреев, начатые королем Сисебутом (612—621) и продолженные королем Эгикой (687—702), без сомнения, дезорганизовали эту общину, но не положили конец присутствию евреев в городе.

В 712 году Толедо был взят мусульманами, а королевская казна расхищена. Среди ее сокровищ, согласно легенде, был «стол царя Соломона», изготовленный в Иерусалиме из огромного изумруда, украшенного золотом, серебром и драгоценными камнями, который вестготы привезли из Рима в 410 году, и который Тарик отправил халифу Дамасскому в качестве доказательства завоевания Испа­нии.

 

Мусульманский город

Новые правители Испании избрали своей столицей Кордову, но Толедо (под названием Тулайтула) стал городом королей (Medina al-Muluk). Христиане, евреи и мусульмане жили здесь вместе почти четыре века под властью мусульманских губернаторов или эмиров.

Христиан в Толедо оставалось много, и, согласно обычаям, они имели право сохранить свои законы и религию, свои церкви, свое духовенство, своих судей и административные органы. Со временем число христиан уменьшалось, но все равно как минимум семь церквей оставалось открытыми к концу XI века. Еврейская община занимала, начиная с IX века, отдельный район, расположенный на западе города, он был опоясан стеной в 820 году. Немногочисленные первоначально, мусульмане стали преобладать в городе в IX веке, в значительной степени это было связано с начавшейся в этот период исламизацией.

Толедо с середины VIII века отличался независимым духом и способностью противостоять власти Кордовы: однако в 806 году, чтобы подавить восстание в городе, губернатор Талаверы казнил всех дворян Толедо, их было примерно 700 человек.

Абд аль-Рахман III осадил город, и тот сдался 1 августа 932 года. Халиф приказал восстановить все то, что он разрушил, возвел замки и крепость, и город стал процветать под эгидой губернаторов, назначавших­ся в Кордове. Население города, составлявшее примерно 20—30 тысяч жителей, жило сельским хозяйством и ремеслом. После падения халифата в 1031 году власть в Толедо перешла к берберскому семейству Бану Ди л-Нунов. Исмаил ибн Ди л-Нун аль-Зафир или «Триумфатор» (1032-1043) и особенно его сын Яхия ибн Исмаил аль-Мамун сделали из Толедо столицу владений, простиравшихся от Валенсии до Кордовы, мир с северными соседями-христианами был гарантирован выплатами значительных податей (parias). Аль-Мамун построил себе в верхней части города великолепный дворец, окружил себя учеными и поэтами, математиками и астрономами, покровительствовал искусству и литературе.

Через десять лет после смерти аль-Мамуна, 25 мая 1085 года, Альфонс VI Кастильский и Леонский торжественно вступил в город.

Христианский город

Взятие Толедо христианами воспринималось как огромная победа и трактовалось как начало конца мусульман в Испании. Однако в самом городе изменения не были видны сразу же. К христианским арабоговорящим жителям («мозарабы»), к мусульманам и евреям добавились кастильцы и «франки», то есть жители других регионов королевства и иностранцы, в частности, с юга Франции. Каждая группа получила свой детальный свод прав и привилегий.

С середины XII века Толедо снова стал большим культурным центром. Присутствие ученых и грамотных людей, способных читать по-арабски и по-древнееврейски, а также по-латыни, наличие богатых библиотек все это привлекало учеников со всей Европы. Интерес к точным и естественным наукам — химии, астрономии, медицине — быстро создал Толедо репутацию несколько ортодоксального города, тогда как в XIII и XIV веках в Северной Европе он считался центром магии, оккультизма, некромантии и запрещенных знаний.

Лицо города начало меняться в первой половине XIII века, но город не повернулся спиной к своему прошлому, и его ремесленники создали искусство, в котором были гармонично соединены христианские и исламские влияния; оно получило название искусство мудехар. При правлении Альфонса X, любившего жить в городе и собирать здесь кортесы, христианские, еврейские и мусульманские ученые продолжали свою работу и оставили оригинальные произведения, а также переводы на испанский и иврит. Город познал тогда период расцвета, и еврейская община Толедо, давшая королям столько ученых, медиков и финансистов, стала самой процветающей в королевстве.

Затем Толедо несколько сдал позиции. Сначала его поразила Великая Чума, затем гражданская война, город был вынужден выдерживать осады в 1368 и 1449 годах. Мощная еврейская община подверглась нападкам в 1355 и в 1391 годах, а в июне 1449 года был принят «Sentence Statut» против новых христиан, который ограничивал доступ обращенных (conversos) к общественным местам. Под властью католических королей, несмотря на запрет архиепископа Алонсо Карильо (1446—1482), Суд инквизиции обосновался в городе Тахо в 1485 году. Семь лет спустя последние евреи вынуждены были покинуть королевство, а через десять лет, в свою очередь, исчезли и мусульмане.

В XVI веке, благодаря торговле с Америкой, Толедо снова познал период своего расцвета.

 

 

Фортификационные сооружения

Все путешественники, которые посещали Толедо в Средние века, описывали его как мощно укрепленный город, начиная с андалузского географа аль-Идриси, который в середине XII века отмечал, что город «окружен хорошими стенами и защищен укрепленной цитаделью», кончая немецким доктором Иеронимом Мюнцером, который в конце XV века определял его как «один из городов Испании, наиболее известных и лучше всех укрепленных», и добавлял: «Его стены, построенные маврами, чрезвычайно мощны, и можно действительно сказать, что здесь искусство и природа соединились, чтобы укрепить город».

Оборонительная система Толедо действительно была внушительной. Она включал в себя мощную стену с воротами, замки и крепость.

 

Стена

Толедо всегда был укрепленным городом. Он был сильным городом еще до римлян. В III или IV веке во время беспорядков, в конце существования им­перии, Толедо был окружен заново отстроенной стеной. Площадь города внутри стены достигала тогда 5 гектаров, снаружи оставались цирк и амфитеатр. Вестготы укрепили стену на севере города и поставили двое ворот под покровительство святых.

Хронисты отмечали, что Толедо выдержал осаду, длившуюся несколько месяцев, и пал к ногам мусульман только в Вербное воскресенье 712 года, когда христиане открыли ворота города, чтобы двинуться процессией к церкви Святой Леокадии. Мусульмане сохранили и отремонтировали фортификационные укрепления и ворота города, создали на севере расширение для защиты пригорода, который был там построен. На востоке, на другом берегу Тахо, которую пересекал каменный мост, был построен замок для защиты подступов к городу. Христиане, взявшие Толедо в 1085 году после длительной осады, сохранили рисунок стены и использовали некоторые технологии предыдущей эпохи.

Стена была главнейшим элементом защиты города. Сделанная из камня и кирпича, усиленная цилиндрическими башнями, она получила с ХП века перпендикулярные оборонительные сооружения (две стены corahas, соединявшие главную стену с рекой, чтобы защитить с востока и запада подступ к берегу Тахо и помешать захватчикам отрезать город) с круглыми передовыми башнями (torres albarranas).  C другой стороны Тахо, на левом берегу, возвышался замок Сен-Серванд, аванпост, усиливавший оборонительную систему на юге.

Городские указы обязывали зодчих (alarifes), назначаемых муниципальными властями, следить за состоянием города, заставляли собирать нечистоты, накапливавшиеся и разрушающие строения. Часть штрафов предназначалась для ухода за стеной, хотя в исключительных обстоятельствах для этих нужд мог быть введен и специальный налог. Осада, которую жителям Толедо пришлось выдержать в 1368— 1369 годах во время гражданской войны между Педро I и его сводным братом Энрике де Трастамаром, нанесла серьезный ущерб стене; двадцать лет спустя, в 1386 году, архиепископ Педро Тенорио вынужден был прибегнуть к угрозе отлучения от церкви для скорейшего ремонта городской стены. Она выдержала осаду, которую Хуан II Кастильский предпринял в 1449 году.

 

Ворота

Муниципальные указы запрещали делать в городской стене любые отверстия. Ворота же были одним из слабых мест оборонительной системы. В Толедо их было восемь. На востоке, на дороге в Кордову, шедшей через мост в Алькантаре — Bab al-Qantara (Алькантарские ворота), окруженные двумя башнями. На юге — Bab al-Yayl (ворота Doce Cantos) и на севере — Bab al-Taffalin и Baba al-Makhada (ворота Гуэ). На севере города самыми важными были ворота Bab Saqra, также окруженные двумя башнями. Рядом находились Новые Бизагрские ворота.

Новые Бизагрские ворота

На северо-западе еврейский квартал сообщался с плавучим мостом и дорогой на Мериду через ворота Bab al-Yahud (Еврейские ворота). На юге к Тахо открывались ворота Bab al-Dabbadjin (Дубильные ворота). Пара других ворот выходила на пригород, находившийся на севере города, это были ворота Bab al-Mardum (Валмердонские ворота) и Bab al-Mu`awiya (Аларсонские ворота).

Ворота города должны были защищать его и разрешать вход в него днем в мирное время; ночью же все ворота были закрыты, а стража могла располагаться в соседних башнях. Ворота служили также для контроля за товарооборотом, а трое ворот (Алькантарские, Еврейские и Бизагрские) служили для сбора пошлин на входящие товары. Каждый из важных членов городского магистрата обладал ключом от тех ворот, за которые он был ответственен.

 

Замки

Три замка, независимых от стены, усиливали оборонительную систему Толедо. Расположенный в самой высокой точке города, римский и вестготский преторий (лат. praetorium - в Древнем Риме так называлось место в военном лагере, где располагалась палатка полководца, его ставка) стал дворцом (alcazar или а1-Qsar). Отремонтированный в 806 году, чтобы служить резиденцией губернаторов города, обновленный несколькими годами позже, он был перестроен Абд аль-Рахманом III в середине X века. Позднее дворец перешел в руки христиан, которые перестроили его в XIII веке.

На западе городской территории, возле лодочного моста, ставшего в XIII веке мостом Святого Мартина, стоял Еврейский замок, защищавший вход в город со стороны дороги на Мериду. Еврейская община обосновалась у подножия этого замка и впоследствии дала ему имя.

На востоке города, на противоположном берегу реки Тахо, стоял замок Сен-Серванд, игравший оборонительную роль еще со времен мусульман. Принадлежавший тамплиерам в XII веке, он был разрушен в годы преследований храмовников, а затем восстановлен в конце XIV века.

 

Крепость

К северу от Алькасара халиф Абд аль-Рахман III создал оборонительное сооружение а1-Hizam«Пояс». В XI веке Бану Ди л-Нун и эмир аль-Мамун перестроили эту крепость. Они выстроили там дворец, молельню и ряд административных зданий. Защищенный собственной стеной, дворец аль-Мамуна, многочисленные постройки которого тянулись вдоль восточной оконечности Толедо, вызывал своим богатством и красотой восхищение всех гостей.

Христианские короли в течение двух веков сохраняли королевский дворец, который стал называться «дворец Галианы» (легенда гласит, что Карл Мартел завоевал руку дочери короля Толедо Галианы, которая, таким образом, стала матерью Карла Великого), а молельню эмира перестроили в часовню.

В начале XIII века остатки этой бывшей крепости были переданы военным орденам Калатрава, Сантьяго и госпитальеров, которые устроили там свои жилища и построили церковь Святой Веры. Затем францисканцы заняли большую часть дворца аль-Мамуна, фортификационные сооружения были разрушены, и сохранились лишь ворота Кровавая Арка.

 

 

Вода

Город Толедо расположен на высоком отроге, окруженном рекой Тахо, которая течет в глубине узкого ущелья — tajo. Со времен римлян единственный каменный мост, располагавшийся на востоке города и защищенный замком Сен-Серванд, позволял преодолеть реку, это был мост Алкантара. В западной части города через Тахо можно было перебраться по лодочному мосту; он был привязан к большой башне на правом берегу и двум опорам, возведенным посреди реки, что позволяло ему противостоять течению. Этот мост периодически разрушался, и в XIV веке его заменили капитальным — мостом Святого Мартина, построенным поблизости.

Местоположение города облегчало его оборону, но оно же и затрудняло снабжение водой. Хотя колодцев было много, но их было явно недостаточно для нужд горожан. Со времен римлян доставка воды шла через акведук, и Толедо (Толетум) имел цистерны и систему галерей, которые обеспечивали водой весь город.

В X и главным образом в XI веках инженеры мусульманского Толедо использовали гидравлическую энергию, чтобы снабжать город водой и заставлять ее циркулировать по оросительным каналам, которые питали сады, огороды и фруктовые сады. В середине XII века андалузский географ аль-Идриси писал о том, что видел в Толедо «очень любопытный акведук, состоявший из одной арки, под которой неистово бушевала вода, а в конце акведука стояла гидравлическая машина, которая поднимала воду на высоту 90 стадий; таким образом, вода попадала в город». Он также добавлял, что «сады, окружавшие Толедо, орошались при помощи каналов, на которых находились ковшовые колеса, предназначенные для полива огородов, дававших необычайные урожаи красивых и удивительно вкусных плодов».

Гидравлическая энергия приводила в действие многочисленные фонтаны города. О фонтанах дворца аль-Мамуна свидетели оставили массу восторженных отзывов. Многие из них находились возле мечетей, что облегчало ритуальные омовения.

Вода использовалась также и в банях. Со времен мусульман в Толедо было множество общественных бань, христиане и евреи в своих кварталах сохраняли их и поддерживали в рабочем состоянии. Эти заведения, за порядком и чистотой которых следили муниципальные власти, служили также местами собраний горожан.

Инженеры и ученые мусульманского Толедо не довольствовались тем, что использовали силу воды, чтобы заставить ее подниматься до уровня акведука или вращать колеса. В 1070 году астроном аль-Заркаллух (Азаркель) построил два бассейна в своем доме за городом на берегу Тахо, причем они заполнялись или опорожнялись в зависимости от фаз Луны. Эти водяные часы, указывавшие лунные месяцы и часы, функционировали до 1134 года, то есть до момента, когда один еврейский астроном получил от христианского короля разрешение демонтировать их, а потом так и не сумел восстановить.

Вдоль реки Тахо были расставлены водяные мельницы, рядом с которыми были удобные места для рыбной ловли. Эти мельницы (acenas) вырабатывали гидравлическую энергию, использовавшуюся для перемалывания зерна, валяния сукна (batan) и производства бумаги. Толедо действительно с XII века был крупным центром по производству бумаги.

Система подземных трубопроводов, которые существовали со времен римлян, позволяла, кроме того, отводить использованные воды. Различные муниципальные постановления обязывали поддерживать главные трубопроводы в рабочем состоянии, ибо к ним шли канализационные трубы из домов. Толедцы обязаны были ремонтировать уличные стоки за свой счет, заботиться об исправности стоков из своих жилищ во избежание затопления соседних погребов. Вся система трубопроводов переправляла использованную воду к Тахо.

 

Священные места

Окруженный своими неприступными стенами, замками и дворцами-крепостями, город строился вокруг многочисленных культовых мест: церквей, синагог и мечетей, здания которых часто взаимозаменялись. В центре возвышался главный храм, символ той религии, которая господствовала в городе. Однако синоды (от греч. synodos - собрание) беспрестанно напоминали о запрете христианам сочетаться браком с евреями и мусульманами. Во время праздников культовые места одновременно были и местами встреч и собраний горожан.

Распространявшийся в XIII веке стиль «мудехар», соединил христианское искусство и исламские традиции с влияниями альмохадов и готики. В Толедо этот стиль придал некоторую похожесть культовым зданиям трех религий, независимо от их окончательного назначения. Куфические надписи (древнеарабское письмо, получившее название от города Куфы; употреблялось в надписях на памятниках, монетах и т.п. до X века) желавшие «блаженства и процветания», шли вдоль стен церквей или потолков монастырей; альмохадские капители украшали синагогу Санта-Мария-ла-Бланка; имитации мрамора покрывали стены мечетей, церквей или синагог.

 

Большая мечеть и собор

Не похоже, что Большая Мечеть Тулайтулы занимала место вестготского собора, построенного в честь Девы Марии на месте, где Она явилась митрополиту Ильдефонсу в 656 году. Вероятнее всего, мечеть была сооружена в другой церкви, располагавшейся в центре города. Большая Мечеть, ориентированная на юго-юго-восток, как и большинство мечетей аль-Андалуса, была расширена в X веке. Она включала в себя одиннадцать нефов (вытянутое помещение, часть интерьера, ограниченная с одной или обеих продольных сторон рядом колонн или столбов), из которых центральный был самым широким. Молитвенный зал, заканчивавшийся киблой (qibla - араб. - находящаяся в мечети ниша, указывающая направление, в котором находится Мекка) на юге, имел более чем 61 метр в ширину и 39 метров в длину, а с северной стороны он имел эспланаду, частично вырубленную в скале, там происходили ритуальные омовения. Мечеть была обрамлена цветными мраморными колоннами со стилизованными капителями.

После взятия Толедо христианами собор Святой Марии был перенесен в мечеть. В течение более чем одного века основные элементы магометанского здания сохранялись. Но между 1222 и 1226 годом началось строительство нового здания, а следы Большой Мечети стали исчезать. Новый собор — это произведение архитектора Родриго Хименеса из Рады, придавшего своему детищу много элементов от французского готического стиля начала XIII века. Здание имело пять нефов, клир, окруженный двойными галереями и пятнадцатью световыми (т.е. имеющими окна) часовнями и трансептом (поперечный неф в базиликальных и крестообразных в плане храмах. Тренсепты возникли в раннехристианских храмах, когда усложнение обрядов потребовало увеличить пространство перед алтарем и апсидой) Собор был закончен лишь в XVI веке, но начиная с XIII века последовательно сменявшие друг друга архитекторы украсили его элементами, родственными исламской архитектуре.

 

Городской собор — символ длительной, но непреклонной «христианизации» Толедо был местом заседания высших духовных лиц Испании. В конце XV века, по слухам, его архиепископ имел годовые доходы, превышающие доходы самого папы.

 

Церкви

Многочисленные церкви эпохи вестготов в период мусульманского владычества были частью разрушены, частью перестроены в мечети. Но когда Альфонс VI Кастильский взял город в 1085 году, семь церквей еще принадлежало христианам. Община арабоговорящих христиан, так называемых мозарабов (mozarabes), смогла сохранить вестготские обряды даже тогда, когда папа Григорий VII обязал королевства Кастилии и Леона в 1080 году принять римский порядок.

Многочисленные церкви христианского города занимали мечети, иногда заброшенные, иногда выкупленные, а иногда и отнятые силой. Бывшая мечеть Биб-Мардом, после отвоевания города преобразованная в церковь Кристо де ла Лус (Cristo de la Luz), лишь в XIII веке получила небольшую христианскую абсиду (от греч.hapsis - свод, выступ здания, полукруглый, граненый или прямоугольный в плане, перекрытый полукуполом или сомкнутый полусводом), которая была вписана в декоративное убранство исламского стиля. Некоторые церкви занимали бывшие синагоги, как, например, церковь Санта-Мария-ла-Бланка. В церквях, возведенных начиная с XII века, гармонично сочетается романский стиль и техники аль-Андалуса. Большое количество так называемых «латинских» церквей, в которых проходили романские литургии, были украшены настенной живописью в XII и XIII веках.

В конце Средневековья город располагал двадцатью одной «латинской» церковью и шестью «старинными», мозарабскими. Эти церкви служили как для отправления религиозных культов, так и для собраний жителей квартала, сборов муниципальных ассамблей, а также для прочих общественных мероприятий, которые часто там проводились. Церковные власти много раз пытались запретить танцы и пение, а также проведение ночи в храмах.

 

Мечети

Около пятнадцати мечетей было в Толедо в X и XI веках. Лишь две или три из них пережили христианское присутствие, и лишь одна мечеть, Лас Торнериас, посещалась мусульманами Толедо до указа 1502 года. Находившаяся в самом центре города недалеко от собора, «Маврская мечеть» была местом проведения сборов мусульманской общины (aljama), там также проводилось обучение арабскому языку.

 

Синагоги

Еврейская община Толедо, располагавшаяся на западе городской территории, имела несколько синагог, которые одновременно были религиозными центрами и местами изучения иврита и Талмуда. В противоположность мусульманам, еврейская община продолжала возводить синагоги и школы (madrisas) и при христианах.

Синагога, названная «новой», была построена в конце XII века Ибн Сусаном, членом одной из самых могущественных семей города; возможно, речь шла о той синагоге, которая потом стала церковью Санта-Мария-ла-Бланка. Недалеко от одной из потерн (подземный выход из крепости, подлаз, подкоп) стены в XIII веке возвышалась синагога Альмаликум, построенная Давидом бен Абудархамом. В середине XIV века казначей короля Кастилии Самуил Леви соорудил великолепную синагогу Эль Транзито. Еврейская община в то время имела, кроме Большой Синагоги, которая была уничтожена в 1391 году, еще десяток культовых мест. Среди них было пять madrisas, из которых как минимум две были основаны в XIV веке.

Упадок еврейской общины в XV веке привел к сокращению числа синагог. В 1460 году, например, евреи не получили разрешения вновь начать использовать заброшенную синагогу. Напротив, Санта-Мария-ла-Бланка, перестроенная в церковь примерно в 1410—1420 годах, похоже, мало-помалу вновь перешла к еврейской общине. В 1492 году, после указа об обязательном крещении евреев, в Толедо имелось еще четыре синагоги, а также тайно использовалась Санта-Мария-ла-Бланка.

 

Монастыри

В христианском городе монастыри образовывали закрытые пространства, хорошо защищенные и самодостаточные. В них имелись церковь, жилые постройки и хозяйственные, а также внутренний двор. В городе монастыри считались закрытыми и привилегированными учреждениями; некоторые, однако, вели общественную деятельность, управляя госпиталем или домом, где принимались посетители.

В течение XII века женские религиозные общины обосновались в городе и создали монастырь Святого Клемента, который в 1175 году принял цистерцианский устав, а также монастырь Святого Доминика. Незадолго до конца века рыцари ордена Сантьяго получили от короля здания, располагавшиеся в старой крепости, и арабский дворец, где они основали монастырь и госпиталь. Неподалеку оттуда рыцари Калатравы выстроили молельню в старом женском монастыре Святого Петра, который получил покровительство Святой Веры, и где они в 1266 году построили великолепную часовню, выпол­ненную в мудехарском стиле.

Нищенствующие ордена рано появились в Толедо. С начала XIII века на западе от собора тринитарии (католический духовный орден, учрежденный в 1198 г. с целью собирать пожертвования для выкупа христиан, попавших в плен к мусульманам) основали монастырь Святой Троицы и заня­лись управлением госпиталя, соседствовавшим с башнями старинного собора. Монахи-доминиканцы примерно в 1220 году обосновались в монастыре Святого Великомученика Петра, а монахини-доминиканки выбрали монастырь Святой Марии. Францисканцы, обосновавшиеся в 1219 году вне города, перебрались через двадцать лет в место, расположенное недалеко от алькасара (alcazar), где они возвели в начале XIV века великолепный монастырь Святого Франциска. Община Кларисс (основана монахиней Кларой Ассизской (1194-1253), последовательницей Франциска Ассизского) также обосновалась в городе примерно в 1371—1373 годах, в доме, который им выделила основательница церкви Святого Винцента.

 

Внешний вид города.

Кварталы, улицы и рынок

Под защитой своих стен, охраняемый от земных опасностей замками и крепостью, а от небесных — церквями, мечетями и синагогами, средневековый Толедо был очень густонаселенным городом, порой даже перенаселенным. По оценке историков, в городе жило примерно от 20000  до 30 000 жителей. Очевидно, что некоторые пригороды, расположенные вне стен, существовали еще в эпоху вестготов: в VII веке вне стен возводились палатки, в которых могли укрыться люди, приехавшие на крупные ассамблеи или на выборы нового короля.

 

Кварталы

Как и все средневековые города, Толедо делился на кварталы, внутри которых жители группировались согласно социальному положению, ремеслу или религиозной принадлежности. Эти сообщества позволяли одновременно иметь благоприятное окружение с точки зрения образа жизни, профессии или исповедуемой религии, а также обеспечивали членам сообщества необходимую защиту. Некоторые кварталы отличались от других юридическим статутом, накладывавшимся на всех его обитателей или на большую их часть.

В верхней части города, на северо-востоке, ря­дом с алькасаром (alcazar), простиралась хорошо укрепленная «административная» зона и зона резиденций, которая оберегала крепость Абд аль-Рахмана III, дворец Бану Ди л-Нуна и вельмож мусульманского Толедо XI века, а потом дома кастильских дворян в XIII веке, которые постепенно передали их в дар религиозным общинам. Этот квартал, называвшийся аль-Хизам (или Alficen), доходил до стены и двух ее восточных ворот, он был окружен полосой укреплений, отделявшей его от остальной части города. Во время христианской оккупации одна его часть стала rabas al-Sultan или «кварталом короля», а другая — rabad al-Ifrandj или barrio de los francos.

Центральная часть города, между крепостью и Большой Мечетью или собором, предназначалась для торговли. В квартале располагались многочисленные уличные лавки, в которых выставляли свою продукцию ремесленники и которые назывались suq (маленький рынок). От рыночной площади, где торговали лошадьми, мулами и ослами (suq al-dawabb или Zocoder) до крытого рынка Алкана друг за другом следовали лавки кузнецов, портных, скорняков, менял, брадобреев, мясников, сапожников, горшечни­ков, ювелиров, торговцев рыбой, красильщиков и разного рода посредников. В торговом квартале одна или две алкасерии (специализированных рынка), обычно крытых и закрывающихся на ночь, соседствовали с фондуками (alhondigas), одновременно гостиницами для бродячих торговцев и складами для товаров. В восточной части торгового квартала в Алкане доминировали евреи, они располагались вокруг большого крытого рынка и множества мелких лавок. Будучи общественным местом, торговый квартал закрывался на ночь и в эпоху мусульман постоянно охранялся. В конце Средневековья несколько постоялых дворов (mesones) собирали путников.

Между административной и торговой зонами и стеной находились жилые кварталы, кварталы резиденций были на севере, рядом с аль-Хизамом, а

Что делать, если не работает тачпад на ноутбуке - полезные статьи.

бедные кварталы — на юге, на склоне, спускавшемся к Тахо. С VIII века мусульмане и христиане там жили вместе, деля сферы влияния, как в торговом квартале. Будучи в основном частными зонами, жилые кварталы не пересекались широкими улицами, там редко встречались открытые пространства, на которых находились торговые точки.

С мусульманской эпохи евреи занимали квартал, находившийся на юго-западе городской территории, он назывался Medina al-Yahud или «город евреев» и был с 820 года окружен стеной, но стены этого квартала не вмещали всех городских евреев, поэтому он скоро стал расширяться уже за стенами. Квартал образовался вокруг синагог, школ, бань, маленьких рынков и скотобойни, находившейся возле реки. Здесь же был построен замок, чтобы защищать западную оконечность города, к которой вел лодочный мост, а также «замок евреев», появившийся в 1270 году. Евреям, видимо, не было выделено своего кладбища в Толедо, но они хоронили своих соплеменников в Вега, по ту сторону от ворот Камброн. Хотя христиане и были владельцами домов в еврейском квартале, там, похоже, жили лишь евреи со своими рабами, в основном мусульманами. Погромы 1355 года и особенно 1391 года разорили еврейскую общину, и их квартал был частично опустошен в начале XV века, а после этого стал постепенно заниматься христианами.

За пределами стены располагались пригороды, некоторые из которых были известны еще в эпоху вестготов, например, на западе от города одно поселение появилось вокруг храма Святой Леокадии. На севере от города появился пригород аль-Рабад или Аррабаль, он раскинулся вдоль старинной римской дороги, ведшей в Сарагосу. Там была как минимум одна мечеть, он был защищен стеной в IX или в

начале X века. За стеной, прорезанной тремя воротами, находились старинный римский амфитеатр и развалины цирка, которые использовались мусульманами города как кладбище. На юге от города, на берегу Тахо, был пригород кожевенников и мясников, появившийся у Bab al-Dabbagin или Дубильных ворот, а также мечеть, построенная в X веке. Рядом находились водяные мельницы.

 

Улицы

Ввиду отсутствия археологических раскопок в центре Толедо невозможно сказать, как были прочерчены улицы и как был организован город в эпоху римлян и вестготов. Документы же свидетельствуют, что, несмотря на неровное очертание местности, в VII веке некоторые улицы позволяли проводить процессии и триумфальные шествия.

Века мусульманского присутствия с их четкой дифференциацией между «общественными» (вокруг мечети и рынка) и «частными» кварталами, отведенными под жилье, придали городу «восточный» облик, который еще более усилили неровности топографии Толедо и пригородов. Северо-восточный жилой квартал отличался урбанизмом, а центр города, улицы которого были усеяны мелкими лавками, образовывал огромный рынок. В жилых зонах на западе и на юге доминировали adarves (маленькие улочки, входы на которые закрывались на ночь). Жилища обычно имели лишь один выход на улицу. Общественная жизнь протекала за сплошными стенами и закрытыми дверями.

Площадей было мало. Перед воротами Прощения в середине XIV века было открытое пространство, на которое выходили дворец архиепископа, ратуша и госпиталь. Вокруг его южной части шли лавки. Эта площадь называлась площадью Архиепископа или площадью Ратуши, что свидетельствовало о ее двойном назначении — гражданском и церковном.

Городские власти христианского Толедо пред­принимали меры для избежания злоупотреблений и заботились о том, чтобы некоторые улицы не превращались в adarves, постройки не занимали общественных мест. Власти следили за своевременным сносом опасных для проживания или разрушенных зданий, за чистотой улиц, большинство из которых не были вымощены камнем. В XV веке представители церковных приходов вынуждены были обращаться к людям с просьбами поддерживать в чистоте улицы перед своими домами.

 

Рынки

Рынки были многочисленны. Они работали каждый день в крытых и закрывающихся на ночь местах (алькасериях), некоторые из которых специализировались на той или иной группе товаров. Лавки ремесленников, скорняков и кузнецов, ювелиров и менял располагались на специальных улицах, а прилавки продавцов рыбы, овощей и фруктов тянулись вдоль площадей (plaza). Были в городе и другие рынки.

Долгое время единственной площадью города была площадь Сокодовер, название которой указывало на то, что в эпоху мусульман здесь шла торговля «лошадьми, мулами и ослами», но в эпоху христиан здесь уже торговали зерном и строительным лесом. Площадь и соседние улочки были насыщены складами, которые одновременно могли принимать и на ночлег, а также игорными домами и тавернами, а в XV веке здесь появился публичный дом (mancebia). В XIV и особенно в XV веках, когда муниципальные власти озаботились тем, чтобы cделать

 город красивым и создать открытые пространства, южная часть площади Сокодовер была перестроена, с одной стороны под магазинчики, с другой стороны под публичные мероприятия: бега быков по улицам, различные игры, торжественные королевские въезды в город. Посреди площади Сокодовер был воздвигнут позорный столб, предназначенный для проведения по указу инквизиции аутодафе (сжигания на костре).

В своем квартале еврейская община также имела небольшой рынок, а также многочисленные лавки и магазинчики.

 

Дом

Городская топография Толедо и его восточный облик дополняли друг друга, его постройки выстраивались сложным порядком и располагались часто не в горизонтальной, а в вертикальной плоскости. В середине XII века андалузский географ аль-Идриси писал, что Толедо «расположен на высоком отроге, и мало найдется городов, которые могли бы сравниться с ним по солидности и высоте зданий».

Средний городской дом не занимал большой площади, он был многоэтажным, выходил на улицу одной единственной дверью, которая вела, как правило, в кладовую или в широкий портал (portal), через него можно было попасть во внутреннюю часть жилища. Когда площадь позволяла, конюшня была отделена от входа и имела свои собственные ворота, выходящие на улицу.

В образцовом толедском доме за порталом располагался внутренний двор (patio или patin), дом как бы охватывал двор с четырех сторон. Двор был вымощен квадратной плиткой, часто имел колодец, соединенный с накопительным резервуаром, на него  

выходили окна жилых комнат (palacios). На втором этаже находились комнаты (camaras), часто соединенные друг с другом длинным коридором, выходившим на внутренний двор. На последнем этаже, когда размеры дома позволяли, находилось несколько комнат и терраса или лоджия (azutea или azotea). Кухня была на первом этаже, во многих домах существовали также отхожие места, соединенные с системами канализации.

Некоторые дома имели по два patios и один corral. В подвале могли находиться погреб и склады, а на верхних этажах, куда от главного внутреннего двора велась лестница, располагались многочисленные комнаты. Другие постройки, составлявшие несколько дворов, связанных между собой, имели свой центральный patio и многочисленные помещения, где хранилось зерно, вино, сено, содержались домашние животные, а также жилые комнаты и террасу, и все это могло быть в четырех уровнях.

Лавки, часто находившиеся в густонаселенных кварталах, не всегда имели свои patio. На первом этаже имелись помещения для торговли, а portal на верхние этажи, где над лавкой обычно располагались две комнаты, и все это занимало площадь примерно пять метров на пять метров.

Многочисленные распоряжения городских властей, регламентировавшие строительство жилья, не могли помочь избежать конфликтов, которые обычно были связаны с высотой зданий, со стоками дождевой воды на крыши и стены соседних домов, с ремонтом кровли, стен, фундаментов и систем канализации.

 

Сады

Очень плотная застройка Толедо не позволяла создавать большие сады внутри его крепостных стен. Однако дворец, который Бану Ди-л-Нун построил себе на севере города, взяв за модель дворец Медина аль-Захра в Кордове, конечно же, имел сады. Один свидетель праздника 1070 года вспоминал, что аль-Мамун принимал приглашенных руководителей племен в «доме, имевшем шикарный сад», затем пригласил их «во второй большой дом, который имел просторный цветущий двор». Жилища высокопоставленных мусульман города, окружавшие административный квартал, также должны были иметь сады. Все они не исчезли, но были мало-помалу присоединены к территориям монастырей, основанных на их месте через сто — сто пятьдесят лет после прихода христиан.

Внутри жилых кварталов некоторые дома имели двор (corral), то есть незастроенное пространство,

служившее огородом, фруктовым садом или птичьим двором. Corral мог также быть дополнен закрытым задним двором (trascorral)

За стенами города на берегу Тахо тянулись фруктовые сады и зоны, занятые овощными культурами. Недалеко от каменного моста, пересекавшего реку в направлении Кордовы, эмир аль-Мамун и прочие почетные граждане Толедо из числа мусульман имели свои места отдыха с маленькими дворцами, окруженными садами (almunias или huertos). Сад аль-Мамуна был описан одним из свидетелей как «удивительно красивый и благородный, способный соперничать с Иракским Тигром, и его запах походил на аромат

духов», этот свидетель также добавлял, что «запах цветов полностью наполнял пространство, а на реке всегда, утром и вечером, кто-нибудь пил воду, и нория (исп. noria, от араб, наора — водокачка) — черпако-вый подъемник, транспортирующее устройство непрерывно­го действия с тяговым органом (лентой или цепью), располо­женным наклонно или вертикально, на котором подвешены ковши или черпаки для захвата и перемещения жидкостей и сыпучих материалов на высоту до 25 м.) кряхтела, как верблюдица, спешащая за своими малышами». План этих садов с прудом в центре и каналами, вероятно, был плодом труда агрономов и ботаников Ибн Бассала и Ибн Валифа.

 

На главную страницу 

 

Хостинг от uCoz