Хостинг от uCoz
     

Тарифа (1292 г.)

 

 

Тарифа

Тарифа, западная опора ворот Средиземноморья, основа северного Столпа Геркулеса… Небольшой мыс, на котором расположен город, напоминает сломанный шар, обращенный неправильной частью к морю. Мусульмане обнесли Тарифу стеной и двадцатью шестью башнями и построили замок с маяком на маленьком соседнем острове Верде, который соединили с городом дамбой. В течение шести месяцев в 1292 году король Санчо IV осаждал Тарифу с суши, а с моря город блокировал генуэзский флот. 13 сентября измученный голодом мусульманский гарнизон сдал крепость. Но у короля Санчо не было достаточно сил для удержания крепости, поэтому он отдал приказ снести стены города. Однако гроссмейстер военного ордена Калатрава предложил взять город под защиту своих рыцарей на один год. Король разрешил, надеясь, что через год на защиту крепости вызовется кто-нибудь другой.

Санчо IV не ошибся. Ответственность за оборону города взял на себя леонский рыцарь по имени Алонсо Перес де Гусман, уже к тому времени называемый Эль-Буэно,  «Добрый», благодаря своим подвигам на службе последнего короля, Альфонсо X. Предложение было с готовностью принято, и целое  семейство Гусманов прибыло в Тарифу, за исключением старшего сына, который примкнул к мятежному инфанту дону Хуану и вместе с его сторонниками бежал в Португалию. Король Португалии по требованию Санчо IV посоветовал дону Хуану покинуть свое королевство. Принц перебрался в Марокко, где предложил султану Юсуфу вернуть Тарифу, если ему предоставят 5000 всадников. С такими силами взять Тарифу было нереально, но коварный дон Хуан рассчитывал на уже однажды испытанное средство; при осаде Саморы во время гражданской войны, он добился сдачи города, угрожая казнить ребенка одной доньи в гарнизоне крепости. Поэтому, после подхода к Тарифе во главе пятитысячного отряда мусульман, дон Хуан вывел к воротам сына Гусмана, которого доверили его заботам и объявил, что, если город не будет сдан немедленно, то комендант крепости увидит смерть своего сына. Но тут инфант жестоко ошибся. В Саморе он имел дело со слабой женщиной.  Иначе было здесь. Алонсо Гусман дал клятву королю защищать Тарифу от врагов страны и веры и собирался сдержать слово любой ценой. Сын Гусмана протягивал руки и плакал, потому что наверху видел своего отца, который жестоко терзался, наблюдая эту картину.

Наконец, Гусман сказал примерно такие слова: "Я порождал сына, которого нужно использовать не против моей страны, а для того, чтобы он воевал с ее врагами. И если дону Хуану будет нужно орудие для своих жестоких замыслов, то пусть это будет мой нож!" Он снял нож со своего пояса, бросил его вниз со стены и возвратился в замок, где сел за обеденный стол со своей женой. Громкие крики ужаса и тревоги почти немедленно вызвали коменданта снова на стены. Ему сообщили, что дон Хуан в приступе слепого гнева перерезал мальчику горло. "Я подумал, что враг ворвался" - спокойно ответил Гусман и вернулся в замок. Даже мусульмане пришли в ужас от злодейства своего союзника, и, поскольку осада такими силами была безнадежна, они ушли обратно через пролив. Дон Хуан, боясь возвращаться в Марокко, отправился в Гранаду.

Алонсо Перес де Гуман (статуя в Тарифе)

Гусман кидает врагам кинжал для убийства сына (Мартинес Кубельс, 1883 г.)

Король Санчо находился в Алькала де Энарес, когда прибыли новости из Тарифы. Потрясенный монарх тут же отправил письмо де Гусману, сравнивая его с библейским Авраамом и сожалея о невозможности самому прибыть в Тарифу (король был болен), но, прося Гусмана самого прибыть в Алькалу.

Когда Гусман прибыл ко двору, сотни людей сбежались посмотреть на знаменитого рыцаря. Король обнял Алонсо и воскликнул:  "Здесь находится рыцарь, который должен служить примером всем!"  Алонсо де Гусман оставался верным сторонником короля, а впоследствии и его вдовы и сына. Он получил в управление земли между Гвадианой и Гвадалквивиром и погиб 19 сентября 1309 года в бою под Гранадой. А слава о нем перешагнула через Пиренеи и распространилась по всей Европе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

На главную