Власть и властные учреждения в период Реконкисты.

Под властью христиан или мусульман Средневековая Испания знала только монархический режим. Основы этого режима должны были находиться в императорских учреждениях конца Римской империи, в частности, в кодексе Феодосия, ратифицированного в 438 году.

Эмир и халиф управляли самовластно, хотя и окружали себя избранными советниками, к мнению которых они могли прислушиваться. Христианский правитель мог собирать «консилиум» (лат. – совет) из своих близких; этот «совет» расширялся, начиная с XII века, вплоть до включения в него представителей городов или различных социальных групп. Так советники стали именоваться кортесами.

Правитель.

Правитель, будь он христианский или мусульманский, обладал абсолютной властью в своем королевстве. Он был представителем, наместником Бога на земле, что следовало из традиции эпохи Феодосия, и должен был управлять своим народом «прямо», так как отчет он должен был держать только перед Богом. Как и римскому императору, ему целовали руку.

Христианский король был ответственным за духовное и моральное состояние своего народа. По примеру римских императоров он избирался, хотя эти «выборы» были лишь простым ритуалом, который к концу Средневековья выражался признанием кортесами наследника трона, преклонением дворянства и поднятием знамени в честь нового короля. Возведение на трон сопровождалось клятвой, определенной еще во времена вестготов, и эта клятва освящала настоящий «договор» между правителем и его народом. С конца XIII века в Арагонском королевстве этот договор (pactum) был предметом долгих переговоров между королем и собранием представителей.

Королевские функции определялись юридически. Король был источником права, но он не стоял над ним; согласно определениям средневековых юристов, он подчинялся естественному праву, а оно было божественным. Король отвечал за правосудие и поддержание мира в своем королевстве; он должен был назначать деловых администраторов и справедливых судей. Таким образом, он был «защитником веры» и Церкви; он был обязан назначать епископов, следить за чистотой веры своих подданных и бороться с ересью. Наконец, он был верховным главнокомандующим, отвечавшим за нерушимость границ, отвоевание своих земель, защиту своих подданных и борьбу с неверными.

Мусульманский эмир также отвечал за благосостояние своего народа. Он был высшим начальником в армии, решал внутренние и внешние проблемы королевства. Провозглашение в 929 году халифата сделало его еще и религиозным главой всего сообщества. Выбор преемника также входил в обязанности правителя, хотя дворцовые интриги нередко приводили на трон других представителей правящей семьи.

Власть мусульманского правителя была освящена Кораном. Здесь не было «договора» между эмиром и халифа и их народом, но правоведы напоминали правителям об их обязанностях, иногда при этом подвергая свою жизнь большому риску.

В целом испанские правители располагали абсолютной властью. И не было никакого разделения между светской и духовной властью: власть была неделима, и король осуществлял её. Но он осуществлял её не произвольно: юристы, теологи и представители его народа напоминали ему, насколько тонка грань между «хорошим правлением» и тиранией.

Двор.

Королевский двор являлся местом, где осуществлялось правление. В раннем Средневековье христианские дворы состояли из членов королевской семьи, епископов и офицеров, графов (comites), которые могли выполнять дворцовые функции, управлять территориальными округами или осуществлять правосудие. В Кордове халифский двор также состоял из членов семьи халифа, а также хаджиба или визиря, руководившего центральной администрацией, медиков, наставников и иногда учёных.

Со временем дворы изменились и увеличились. В XIII веке в христианской Испании они включали прежде всего королевскую семью и членов «королевского дома»: капелланов и исповедников, канцлера или хранителя государственной печати, мажордома, главу придворных лакеев (repostero), великого камергера, стольника, казначеев, медиков, брадобреев и аптекарей, «портье», квартирмейстера (aposentador), знаменосца, шталмейстеров, сокольничьих, нотариусов и королевских летописцев.

Возле короля находились также советники, великий канцлер, мажордомы, нотариусы и протонотариусы, губернаторы больших территориальных округов, судьи высшей инстанции и аудиторы королевского трибунала, адмирал, казначей (maestre racional), высшие офицеры налогового управления.

В конце Средневековья различные функции и должности стали учреждениями. Под руководством великого канцлера и секретаря короля (relator в Кастилии), нотариусы, протонотариусы и летописцы образовали королевскую канцелярию – место издания всех документов, писем и указов, которые подписывал король. Под начальством аудиторов и судей (promovedors в Арагоне) заседал королевский трибунал, который был судом последней инстанции (Casa da Suplicacao в Португалии), и суд, который предназначался для дворян (палата идальго в Кастилии). Под почетной эгидой великого мажордома в Кастилии и Португалии или Maestre Racional  в Арагоне казначеи (contadores mayores и contadores) следили за финансами королевств, им помогали особые летописцы-нотариусы и финансовые инспекторы. Королевский совет, составленный из дворян, церковных грандов и представителей городов, под руководством своего председателя помогал королю; в Кастилии его компетенция была очень широкой и включала в себя управление и правосудие, в Арагоне он был лишь консультативным органом.

Христианский король никогда не правил один, его решения должны были быть приняты лишь после консультаций. С конца XII века короли стали включать в свои советы прелатов и представителей городов из числа дворян; так появились чрезвычайные ассамблеи, называвшиеся кортесами. В Кастилии кортесы собирались только по королевскому повелению и могли высказывать королю свои жалобы и предложения, а после получения от него ответа голосовали за чрезвычайные налоги и высказывали свою верность наследнику трона. В конце XIII века представители городов смогли упразднить ассамблеи дворян и прелатов; веком позже монархия выделила им жалованье, переведя городских депутатов в «служащих короны». В Португалии кортесы в 1385 году избрали короля, а в 1438 году – регента.

В четырех княжествах Арагонского королевства местные кортесы смогли отнять у короля привилегии созыва ассамблей, получили возможность контролировать исполнение своих требований и расходы средств из казны. Местные советы – Deputacio del General в Каталонии (1359) и в Валенсии (1418) стали постоянными действующими органами, которые следили за уважением к обычаям и своим привилегиям, имели свою милицию и принимали административные и политические решения.

В исламском Гранадском королевстве, в то время как хаджиб исполнял обязанности мажордома дворца, визирь управлял канцелярией, но его компетенция распространялась на административную, политическую и военную области. «Секретарь книги записей» при помощи казначеев, интендантов и счетоводов отвечал за общественные финансы (diwan).

В целом исторические документы свидетельствуют о важности секретариата, который обязывал правителя уметь читать и писать, что считалось необходимым для правления. При этом правитель должен был подбирать себе доверенных лиц. «Вольность в обхождении», высшая степень такого доверия, дала начало XV веке такому явлению, как privado, то есть появлению королевских фаворитов, которые могли иметь почти столько же власти, что и сам правитель.

Правительство и администрация

Король, эмир или халиф управляли своими владениями с помощью представителей, назначаемых из представителей двора и отзываемых в любой момент. В христианской Испании Раннего Средневековья графы (comites) в доверенных им округах возглавляли гражданскую администрацию, правосудие и оборону. Если верно то, что некоторые из них, например, графы Кастилии или северо-востока полуострова, пытались вести независимую политику, то во всех остальных землях короли имели полное право назначать и отзывать графов. Также назначаемые двором, епископы должны были обеспечивать в своих епархиях исполнение католических законов, иметь власть над духовенством и гарантировать соблюдение культовых обрядов. В мусульманской Испании той эпохи губернаторы назначались центральной властью в территориальные округа (coras). Власть Кордовы, похоже, была реальной только в эпоху халифата (929-1031). Халиф, кроме того, назначал кади, который должен был проводить пятничную молитву в главной мечети Кордовы, а двор назначал или одобрял назначения кади в других городах Испании.

В конце Средних веков в Кастилии и в Португалии представителями королевской власти в больших территориальных округах были губернаторы (adelantados или meirinhos), они должны были поддерживать порядок и обеспечивать справедливость правосудия. Королевская власть, с другой стороны, превратила в XIII веке членов городских магистратур в королевских чиновников: люди, ответственные за правосудие (в Кастилии алькальды) и управление городами (в Кастилии рехидоры) стали офицерами короля. В XV веке центральная власть посылала в некоторые города своих губернаторов (corregidores или corregedores), имевших специальные полномочия в области правосудия, полиции и управления, они назначались на ограниченный срок, чтобы решить имевшиеся проблемы. Параллельно специальные инспекторы, направляемые счетными палатами, занимались сборами налогов. В Арагонском королевстве вигье (viguieres) и бальи (baillis) управляли от имени короля территориальными округами, в которых королевские судьи вершили правосудие.

Большая часть членов территориальной администрации происходила из числа городских жителей или из дворянства. Города со своей территорией составляли территориальные округами (kuwar или coras в аль-Андалусе, alfoz или termino в Кастильском королевстве, termo в Португалии, iqlim в Гранадском королевстве), таково было главное деление территории Иберийского полуострова в Средние века. Различные юридические хартии или фуэросы давали муниципальным советам (concilium или consejo), составленным из представителей рыцарства и почетных граждан, большую самостоятельность в области управления, правосудия, полиции, а также в области налогового управления и обороны. Они были созданы в XIII веке. Численный состав этих муниципальных «советов» неумолимо разрастался – в Барселоне 200 советников были наполовину сокращены и стали в 1265 году «Советом Ста». Советники или присяжные в Арагонском королевстве, в Кастилии они назывались рехидорами (regidores), а в городах Андалусии, по их числу, они назывались veinticuatros («двадцать четыре»). Их назначение проходило по системе «родового происхождения» или семей, которые управляли монопольно городскими магистратурами, но доступ туда был открыт и для рыцарей и для почетных граждан. Они осуществляли свои функции от имени короля и поддерживали с ним тесные связи, оказывая друг другу поддержку. Король защищал города, покровительствовал торговле и заботился о привилегиях патрициев; в обмен на это города принимали и оплачивали чрезвычайные налоги, отвечали на призывы короля своей милицией и оказывали ему услуги «советников».

Светское и церковное дворянство до XIV века не имело в Кастилии и Португалии территориальных полномочий, в то же самое время в Каталонии оно получило множество прав на своих землях и в отношении людей, которые там жили. В «государствах» Кастилии и Португалии оно осуществляло по поручению короля следующие функции: назначало офицеров, поднимало налоги, осуществляло правосудие, проводило ярмарки. Но власть короля все равно была последней инстанцией, и все общины или любой человек могли обратиться к правителю в случае спора. Напротив, в Арагонском королевстве власть короля осуществлялась лишь косвенно, и каждая территория создавала свои собственные учреждения, решения которых обжалованию не подлежали.

 

На главную страницу 

 

Хостинг от uCoz