Досуг в период Реконкисты.

 

Испанцы любят развлечения, и свободного времени в Средневековой Испании было много. Для этого не упускали ни малейшей возможности. Очень много дней были нерабочими в течение года, что соответствовало церковному календарю. Распоряжения, запрещающие работать, распространялись и на тех, кто не принадлежал к господствующей религии — евреи и мусульмане в христианских королевствах не должны были работать в воскресенье; но во второй половине IX века эмир Мухаммад Кордовский тоже объявил, что воскресенье будет праздничным днем, а в XV веке плотники и каменщики мусульмане в Вальядолиде не работали в пятницу. Семейные праздники или муниципальные празднования, различные королевские события также предоставляли людям возможность не работать.

Моралисты говорили, что праздность — это порок, что свободное время должно быть посвящено Богу; в конце XV века один проповедник предписывал кающимся грешникам отдавать «десятину» своего времени Господу, то есть два часа сорок минут в сутки. В Севилье Ибн Абдун рекомендовал кади (в мусульманских странах судья, осуществляющий судопроизводство на основе мусульманского права. В Сред­ние века заменял также нотариуса, опекал сирот или назна­чал им опекунов, следил за приведением в исполнение при­говоров по гражданским и уголовным делам) не соглашаться на многочисленные каникулы и не позволять себя идти по пути праздности, а школьным учителям — не соглашаться на слишком большое количество свободных дней. Авторы трудов о жизни дворянства указывали, что охота и музыка являются упражнениями, полезными для молодого рыцаря. Со своей стороны, раввины оправдывали операции с деньгами, так как этот вид деятельности оставлял молодым евреям время для изучения закона Божьего.

Философы и врачи, со своей стороны, считали, что здоровье происходит от «гармонии настроений». Чтобы сохранить эту гармонию, надо, как они говорили, найти золотую середину между работой и досугом; они рекомендовали делать немного упражнений перед тем, как идти есть, и потом спать или отдыхать, то есть «читать или слушать книги или приятные истории, смеяться с друзьями, слушать приятное пение и музыку, одеваться в красивые одежды». При этом, добавляла «Тайна тайн», «мало есть и пить, много работать, спать перед едой и иметь печальные мысли», — это значило иссушать свое тело и ослаблять его.

Таким образом, в Испании, несмотря на предостережения служителей религии, существовала культура восстановления сил, которая пользовалась большим авторитетом: «Тайна тайн», написанная на арабском языке на Востоке примерно в VIII—IX веках и переведенная на латынь в начале XII века, а затем на испанский язык в середине XIII века и на каталонский язык, приписывалась самому Аристотелю. «Время есть на все», — писал король Альфонс X Кастильский во второй части своего кодекса законов «Партидас», ссылаясь на Соломона; он рекомендовал «слушать песни и звуки музыкальных инструментов, играть в шахматы и подобные им игры», читать книги по истории и фантастические повествования, чтобы «уйти от забот и привлечь к себе удовольствия».

Короли и правители первыми подавали пример «восстановления сил» и отдыха для разума от усталости и жизненных огорчений. Вслед за ними и все испанцы предавались различным удовольствиям, как индивидуальным (различные азартные игры), так и коллективным (праздники и карнавалы). Досуг, таким образом, был очень разнообразен и продолжителен по времени.

 

 

Бани

 

Пришедшие из римский Античности, бани были одним из излюбленных мест испанцев Средневековья. Они выполняли, прежде всего, ритуальную функцию, в той степени, в какой омовения и чистота тела были обязательны в мусульманской и еврейской религиях. Охотно следуя предписаниям медиков, рекомендовавших чистоту тела, христиане тоже приняли бани. В середине XIV века Педро I Кастильский приказал построить их в своем кастильском дворце Тордесильяс; а в Гранадском королевстве все путешественники восхищались банями в Велесе.

Здания, где располагались бани, имели вестибюль, бассейн с горячей водой, бассейн с теплой водой и бассейн с холодной водой; некоторые имели также и индивидуальные бани. Система нагрева воды работала от очагов в подвалах, позволявших поддерживать требуемую температуру, которую можно было регулировать через маленькие отверстия на потолке. Бани рекомендовали гигиенисты, и они строго контролировались властями.

Существовали также банные заведения нордического типа, в которых стояли деревянные чаны, заполненные горячей или теплой водой, а их закрывали шторы, которые можно было отодвинуть для входа клиентов. Согласно одному тексту XIV века, парилки (estubas) представляли собой своеобразные «сухие ванны» с использованием пара. В каждом банном заведении в распоряжение посетителей предоставлялись полотенца и губки.

Бани были местом собрания людей и разговоров, таким образом, они были одним из мест городского общения. Муниципальные постановления предусматривали раздельное пользование банями (разные помещения или разные дни) для мужчин и женщин, а также для представителей различных религий; во время своей поездки в Гранадское королевство в 1465—1466 годах египтянин Абд аль-Базит восхищался банями Альхамы, в которых «одно из зданий было отведено мужчинам, а другое — женщинам», куда можно было «войти помыться и принять горячую ванну бесплатно». Ибн Абдун Севильский уточнял примерно в 1100 году, что мусульманин не должен был массировать еврея или христианина.

Арабские бани в Пальма-де-Майорка

Таверны

 

Вино всегда было неотделимо от проведения досуга в Средневековой Испании: пили, когда собирались вместе, и собирались для того, чтобы выпить. «Как же хорошо пить вино вместе, слушая приятное пение», — восклицал поэт Моисей ибн Эзра в XII веке; «Никогда мы не перестанем пить», — вторил ему Ибн Кусман Кордовский. Вино присутствовало повсюду, так как оно было тесно переплетено с тем, что испанцы считали праздником.

Напиток, который славили авторы «песен» в христианской Испании, не был, впрочем, достоянием лишь мужчин: «Надо жестко запретить женщинам организовывать вечеринки и попойки», — возмущался Ибн Абдун Севильский, который также уточнял: «Надлежит конфисковывать оружие у молодых людей, отправляющихся на праздник, пока они не начали там пить». Но употребление вина было рекомендовано врачами, которые, как, например, Ибн аль-Хатиб в Гранаде в XIV веке, видели в нем терапевтическое лекарство.

Если богатые люди пили у себя дома, то молодые холостяки, путешественники, ремесленники и лавочники пили в тавернах. Таверны представляли собой скромные места с голыми стенами, в которых стояли бурдюки или кувшины с вином, позволявшие обслуживать клиентов. В конце Средневековья некоторые таверны принадлежали крупным предприятиям, которые реализовывали таким образом свою продукцию. Владелец таверны пользовался плохой репутацией, в частности, считалось, что он может обмануть клиента по количеству и качеству предлагаемого напитка. Ему помогали женщины, находившиеся у него на службе.

Таверны были местом, где играли в кости или в триктрак. Играли на деньги, иногда на вино или еду, а также на одежду. Там всегда царило насилие, часто случались ссоры: богохульства, оскорбления, удары и даже ранения могли последовать за приходом в таверну.

Таверны также ассоциировались с проституцией и домами терпимости. Публичные женщины действительно часто подбирали клиентов на выходе из таверн; в Испании их было множество, и их называли «добрыми» или «плохими» женщинами или «женщинами для народа». В Валенсии примерно в 1400 году было более сорока борделей, которые соседствовали с игорными домами и тавернами, деля

между собой клиентов. За три века до этого в мусульманской Севилье Ибн Абдун уже считал, что «проститутки не должны выходить из публичных домов», он также добавлял, что следовало бы запретить доступ на рынки вышивальщицам, «так как все они были женщинами плохого поведения». В XIII веке еврейский бальи Муса из Портеллы добился от инфанта Альфонса Арагонского удаления еврейских проституток из Сарагосы.

Действительно, дома терпимости играли регулирующую роль в обществе, в котором было много молодых холостых мужчин, склонных к насилию, выпивке и поискам женщин. Муниципалитеты управляли домами терпимости, женщины которых находились под защитой и, в крайнем случае, получали уход, они не имели права работать в течение Страстной недели, а иногда даже и во время всего поста. В такой же степени, как и выпивку, испанцы не считали половой акт грехом, они скорее ассоциировали его с жизненным удовольствием.

 

Сады

 

Любовь к саду и удовольствие, которое там можно было получить, отдыхая, в большей степени характеризовало мусульман, чем христиан или евреев. Сельское хозяйство и ботаника, интерес к редким растениям и их акклиматизации, шум воды и расположение водоемов, цвета материалов, геометрия планировки — все это входило в состав такого понятия, как красота сада.

Сады Омейядов представляли собой одновременно и изображение пейзажа и некий идеальный пейзаж, что было связано с акклиматизацией экзотических растений. Неровности местности использовались, а иногда и специально создавались, чтобы дать возможность лучше любоваться садом. Вода играла существенную роль, и беседки, построенные в центре, были окружены водой, а каналы в плане имели вид перпендикулярных линий. «О, жители аль-Андалуса! / Какое счастье для Вас / Иметь воду, тень, реки и деревья! / Сада Блаженства нет в другом месте, только у вас», — писал в XI веке поэт Ибн Хафайя.

Особенность андалузского сада заключалась в том, что природа в нем была подчинена воле садовника, зажата им в геометрические формы, состоящие из каналов и дорог. Растения имели свой язык и были заботливо отобраны; они даже давали повод для литературных поединков, предназначавшихся для провозглашения королевы цветов: мирт «вдохновлял спокойствие и радость», желтый левкой обязан был своим цветом зависти, роза означала жизнь, нарцисс напоминал о смерти, жонкиль был символом печали. Самшит, благодаря своему зеленому цвету, ценился во все времена года, как и жасмин, благодаря его аромату, виноград и каменное дерево, апельсиновое дерево и штокроза; высокие деревья и фиговые деревья отодвигались к краям участка, а кувшинки покрывали оросительные каналы.

В XIV веке архитектор дворцовых садов Альгамбры в Гранаде разбил их вокруг воды: фонтаны, бассейны и каналы под открытым небом образовывали геометрические фигуры, которые напоминали о том, что сад без них не существовал бы. Природа делилась на равномерные пространства, расположенные ниже или выше по отношению к вымощенным дорожкам. Многочисленные просеки позволяли прямо из помещения дворца созерцать сад, простиравшийся по холмам и горам до самого горизонта. Дворец в Хенералифе имел, начиная с XIII века, сад, разбитый вокруг широкого канала, пополнявшегося водой с гор, окаймленный массивами растений и прорезанный узкими тропинками; различные павильоны господствовали над всем этим, и из них открывался вид на этот длинный бассейн с текущей водой, сады и природу.

Богатые жители аль-Андалуса не довольствовались садом своего городского жилища. Как и античные римляне, они любили «загородные дома» (munya или almunia), где, отдалившись от мира, они могли встречаться с друзьями и предаваться одному из своих любимых развлечений — ботанике. Ниже дома в саду находился бассейн и павильон, а растения там подбирались по цвету (например, всегда зеленый самшит), по цветкам или плодам. Предназначенные для услады, символы престижа, сады могли иногда вызвать недоверие: «Надо запретить женщинам стирать белье в садах, так как они становятся похожи на настоящие дома терпимости», — говорил Ибн Абдун Севильский.

Правители могли иметь свой зоопарк. Абд аль-Рах-ман III содержал несколько львов недалеко от своего дворца в Кордове и пользовался ими, чтобы внушить страх преступникам, рассказывал хронист Ибн Хайян. Визирь аль-Мансур в своем городе Медина аль-Захира держал жирафов, слонов, диких кошек, львов, тигров, леопардов и диких быков, частично подаренных ему королем Заната. В середине XV века король Хуан II Кастильский встречал послов в своем тронном зале, поставив ноги на спину льва; этот лев потом умер во время переезда из Толедо в Алькалу.

 

 

Праздники

 

Праздник, периодический и ритуальный, был своеобразным цементом для любой социальной группы. Он позволял одновременно сплачивать сообщество людей и выражать отношения или чувства, которые в повседневной жизни обычно подавляются. Праздники были необходимы в общественной жизни, но при этом они давали место излишествам, которые власти пытались сдерживать, редко добиваясь в этом успеха.

 

  Праздники религиозные и гражданские

Религиозные праздники с их ритуалами давали в установленные дни возможность потанцевать, выпить, отдалиться от привычного ежедневного ритма. Эти праздники были очень многочисленны, и хотя каждое религиозное сообщество имело свой набор праздников, веселье разделяли все. Количество праздничных дней увеличивалось на протяжении Средних веков, их продолжительность также удлинялась.

Праздники, как, например, Праздник Тела Господня, учрежденные христианами в конце XIII века, дали в Валенсии, Севилье или Барселоне уже в следующем веке повод для украшения улиц города, игр и огненных фейерверков (официально признанных с начала XIV века), спектаклей с пением и танцами, костюмированных процессий с переодеваниями и представлением чертей или картонных фантастических животных. В Мурсии мусульмане города принимали активное участие в празднествах, в частности, в качестве музыкантов. В аль-Андалусе издавна мусульмане праздновали 1 января, Святой четверг и День Святого Иоанна.

Будь то конец Рамадана в мусульманском мире или представления Страстей Христовых во время Страстной недели, праздник всегда был наилучшим моментом для интенсивного потребления продуктов и напитков, а также для излишеств иного рода.

 

Христианские праздники

25 декабря

Рождество Христово

26 декабря

День Святого Этьенна

28 декабря

День Невинных Младенцев

1 января

Обрезание Господне

6 января

Богоявление (Эпифания)

2 февраля

Праздник Очищения Марии

 

(день свечей)

Точной даты нет

Половина Великого поста

25 марта

Благовещение

Точной даты нет

Пасха

1 мая

День Святых Филиппа и Иакова

3 мая

Обретение Креста

Точной даты нет

Пятидесятница

Точной даты нет

День Пресвятой Троицы

Точной даты нет

Праздник Тела Господня

24 июня

День Святого Иоанна

29 июня

День Святых Петра и Павла

2 июля

Праздник Посещения Девы Марии

22 июля

День Святой Марии Магдалины

25 июля

День Святого Иакова Старшего

5 августа

Праздник Снежной Богоматери

 

(только в Португалии)

6 августа

Преображение Господне

10 августа

День Святого Лаврентия

15 августа

Успение Пресвятой Богородицы Девы Марии

24 августа

День Святого Варфоломея

8 сентября

Рождество Пресвятой Богородицы

10 сентября

Воздвижение Креста Господня

21 сентября

День Святого Матфея

29 сентября

День Святого Михаила

1 ноября

День Всех Святых

8 декабря

Непорочное Зачатие Пресвятой

 

Девы Марии

18 декабря

Девственность Марии

Еврейские праздники

1—2 тигарея

Рош а-Шана (Новый год)

10 тишрея

Иом Кипур (Большое Прощение)

15—23 тишрея

Суккот (праздник шалашей)

24 кислева 3 тевета

Ханука (Освящение)

14 адара

Пурим

15—23 нисана

Песах (Пасха)

6 сивана

Шавуот (праздник семи недель)

9 ава

День разрушения Храма

Мусульманские праздники

10 мухаррам

Ашура (праздник десятого дня)

12 раби (начиная

День Рождения Пророка

с XII века)

Мухаммеда

1 шавваль

День Разговения

10 зу-ль-хиджа

Праздник Жертвоприношения

Некоторые праздники имеют сугубо гражданский характер. На Майорке, например, 31 декабря отмечают взятие острова христианами, что в Севилье отмечается 23 ноября, а в Валенсии 9 октября. Повсюду вывешиваются флаги, и представители всех городских сообществ дефилируют по улицам вместе с членами муниципальных советов. Города празднуют также престольные праздники.

Праздники могут организовываться также по случаю каких-то специфических событий, например, по поводу вступлений королей или сеньоров, возвращения из победоносных кампаний, королевских браков, рождения инфантов или похорон королей. В таких случаях улицы украшаются и освещаются иллюминацией, в небе расцветают салюты, организуются представления танцоров, мимов, театральных артистов.

В случае королевских похорон небольшие торговые лавки всегда закрываются, демонстрируется общественный траур, организуется массовое шествие, ведутся специальные проповеди, повсюду зажигаются свечи, а колокола звонят отходную.

 

Карнавалы

Другие праздники связаны с церковным календарем. Так, на полуострове в начале XIV века появились карнавалы (carnestolendas), которые начинались в «Жирный четверг» и заканчивались в канун первого дня поста.

В средиземноморской части полуострова в церквях с конца ноября до конца декабря отмечают праздники безумных, называемые праздниками «маленького епископа» или «епископа безумных», это дает повод организовывать пародии на церковные церемонии и проповеди; во многих местах Кастильского королевства коронуются «короли» — бобовые короли, короли юношей, короли Рождества, короли пастухов или свинопасов, а португальцы имеют своих Дедов-Морозов (Januarias). Женщины, со своей стороны, празднуют в начале февраля Сретение, День Святого Блазия и День Святой Агаты.

В мае также имеет место ряд праздников, которые власти пытаются запретить или контролировать; но в Португалии, Галисии или в Стране Басков все равно по этому случаю выбираются «королевы мая». Летнее солнцестояние или День Святого Иакова по всей Испании дает повод для всевозможных празднований, отличающихся огнями, которые зажигают при наступлении ночи, маскарадами, организуемыми переодетыми кто во что людьми; мусульмане празднуют таким же образом 24 июня, у них это называется Ansara (день летнего солнцестояния).

Пиры

Пиры представляют собой необходимый элемент большей части праздников. Испанцы любят поесть, но они любят также и разделить с кем-то свою трапезу. От пира, который Дурри дал весной 973 года в честь халифа аль-Хакама в своем загородном доме («с тысячами всевозможных диковинных блюд и прекрасных плодов») и до ежегодно устраивавшихся в XV веке членами Вальядолидского братства пиршеств вокруг буханок хлеба, корок, натертых чесноком, и риса в молоке, все пиры играли существенную роль в общественной жизни испанцев.

Для их подготовки привлекают самых опытных поваров. «Повар, привлеченный для свадебного пира, не должен брать часть приготовленных блюд, за свою работу он получит плату», — говорил Ибн Абдун из Севильи. Пиры украшаются музыкантами и певцами.

Пиры часто заканчиваются танцами, театральными представлениями или балами. В деревнях, когда отмечают окончание сельскохозяйственных работ, как и в городах, это очень часто является поводом выпить больше обычного и предаться излишествам, которые бичуют моралисты, а скульпторы запечатлевают в камне на капителях или изгибах сводов римских церквей.

 БЫКИ

«Бычьи бега» упоминаются в христианской литературе с XII века, но эта забава, несомненно, является более древней, и корни ее — исконно средиземноморские. Речь идет о популярном развлечении, которое венчало другие праздники, в том числе и религиозные. «Бычьи бега» предлагались участникам свадеб или по случаю какого-то другого особого события — королевского праздника, муниципального праздника; тогда король, муниципальные власти или мясники города выделяли для этого быков.

«Бега» происходят по улицам города до площади, выходы с которой закрыты. С высоких стен зрители бросают всевозможные предметы — дротики, пики, копья — в быков, а наиболее смелые соревнуются с быками в беге; в некоторых случаях всадники еще больше возбуждают быков ударами пик и специальными колючками, напускают на них собак. Мясо убитого быка подается на пиршественные столы праздника или продается в мясные лавки.

Игры всегда были популярны в христианской Испании, хотя в этой области всегда было много запретов, в частности, для прелатов и писцов. Действительно, речь не идет о благородной игре: в середине XIV века король Педро I Кастильский бросал на растерзание быкам, участвовавшим в бегах в городе Бургосе, знатных людей, которых он собирался казнить. Тем не менее все испанцы уважают бычьи бега и любят принимать в них участие.

ЛОШАДИ

Многочисленные виды проведения свободного времени связаны с военной подготовкой. Они включают в себя выучку одного или нескольких животных (лошадей, собак, птиц для охоты), и дворянство охотно занималось этим. Но каждый испанец должен был владеть оружием: поэтому некоторые виды деятельности, в частности, охота или стрельба из арбалета, практиковались всеми.

Испанские лошади — результат смешения кровей европейских и арабских пород — были одной из страстей дворянства. Они служили не только для парадов, охоты или походов на войну. В эпических произведениях, как у мусульман, так и у христиан, боевой конь всегда имел имя и наделялся человеческими качествами — пониманием, мужеством, красотой: имя Бабьек связано с Сидом, а Россинант — с Доном Кихотом. В XV веке король Дуарти I Португальский посвятил целый трактат — «Книгу для обучения правильно ездить верхом» — искусству выучки и управления лошадью. Следуя правилам того, в чем они принимали участие, лошади управлялись либо а-ля «хинета», то есть с укороченными стременами и с легковооруженным всадником в седле, либо, напротив, с тяжеловооруженным всадником, сидящим в глубоком седле и с удлиненными стременами. Бесчисленные труды по ветеринарии описывают, как нужно заботиться о лошади, а также болезни, от которых они могут страдать.

Лошадиные скачки являются способом заставить соперничать людей и животных. Примерно в 1040 году противники эмира Бадиса ибн Хабуса из Гранады предприняли попытку убить его во время скачек. В 1457 году некий благородный рыцарь Жорж Эхингенский был принят королями Португалии и Кастилии и присутствовал вместе с ними на скачках и соревнованиях по выездке.

 

ОХОТА

 

Охота, говорил Альфонс X, является одновременно и отдыхом для разума, и «искусством воевать и побеждать». Мусульманские и христианские правители любили главным образом птичью охоту — ястребиную, соколиную или коршуновую; качества этих птиц, их разведение, выучка, специфические болезни, сравнительные достоинства и недостатки издавна описывались в трактатах на арабском или испанском языках. С ними охотились на цапель, куропаток и кроликов, и охотники приходили в восторг от охотничьих способностей птиц высокого или низкого полета. Эти охотничьи птицы, которые проживали в домах своих хозяев и стоили целые состояния, считались чуть ли ни самыми ценными подарками, которыми любили обмениваться короли; кроме того, они часто служили призом в различных спорах.

В Испании также охотились на медведей, на кабанов и волков; это происходило в центральных горах полуострова. Здесь главную роль играли собаки, и какой-нибудь моралист конца XII века мог жаловаться на придворные разговоры, которые вращались только вокруг пород собак и разведения ястребов; а свод законов, появившийся в Куэнке в 1190 году, имел несколько статей, посвященных собакам.

Охота была запрещена для священнослужителей, говорилось в законе, так как она представляла собой дорогостоящее времяпрепровождение. Но, несмотря на это, многие священнослужители занимались ею в Средние века, о чем свидетельствуют фрески часовни Сан-Баудилио-де-Берланга. Кроме того, охота была не только времяпрепровождением, но иногда и необходимостью для жителей городов и деревень, которые находили с ее помощью дополнительные источники пропитания; тогда охотились при помощи силков или с помощью пик и рогатин.

Искусство воевать в мирное время оттачивалось не только во время охоты. Арбалетчики, например, собирались, чтобы посоревноваться в меткости: в 1435 году в Сарагосе был организован конкурс по стрельбе из арбалета.

 

СОСТЯЗАНИЯ

 

В Средние века рыцари практиковали поединки, которые служили им и отличной подготовкой в искусстве боя. В апреле 975 года халиф аль-Хакам II присутствовал вместе со своим сыном на поединках, во время которых участники опрокидывали друг друга, но «заботились о том, чтобы не пораниться».

В XIII веке рыцари должны были пробить деревянный поднос, выставленный на высоте флагштока, бросая в него затупленные копья, называемые bofordas, отсюда происходит и название этой забавы — bofordar. В XIV и XV веках поединки и рыцарские турниры служили, судя по количеству принимавших в них участие в стране и за границей, для того, чтобы оценить свою силу относительно других. В 1332 году король Альфонс XI Кастильский создал рыцарский орден, орден la Banda (Подвязки), члены которого группами по десять или более человек сталкивались друг с другом во время турниров, организовывавшихся по случаю больших праздников, например королевских свадеб. Эти красочные зрелища, в которых дворяне, а иногда и сам король являлись участниками, могли происходить на специальных аренах, то есть в присутствии зрителей благородного происхождения, или на улицах городов, что позволяло наблюдать за ними простым жителям.

«Па д'арм», где один рыцарь бросал вызов любому, кто желал попытаться за определенное время победить его (целью был мост или проход, который «охранял» рыцарь), был одним из вариантов поединков, очень популярных у дворянства в XV веке.

Игра в поло (игра персидского происхождения) была очень модной в аль-Андалусе, но ей, похоже, не очень интересовались христианские рыцари. Они в конце Средних веков, в свою очередь, охотно играли в так называемую «игру с дротиками», представлявшую собой имитацию боя против мусульман, где две команды всадников преследовали друг друга, используя свои собственные тактику и хитрости.

 

ШАХМАТЫ

 

Среди различных игр шахматы были, несомненно, игрой правителей, так как они делали разум «ловким» и служили подготовкой к ведению дипломатии и даже войн. Привнесенная с Востока в аль-Андалус в IX или X веке, игра в шахматы распространилась на всем полуострове, как на мусульманских, так и на христианских территориях. Эта азартная игра могла даже выполнять политическую и военную роли: после поражения в одной из партий король Альфонс VI Кастильский отдал визирю Севильи Ибн Аммару территории, которые занимал.

В XIII веке Альфонс X Мудрый составил трактат по теории шахмат, который включал в себя разбор 103 шахматных задач. Кроме пешек (реоп, что в переводе значит пехотинец), игровые фигуры включали в себя короля, советника (вместо нынешнего ферзя), двух слонов (alfiles), двух лошадей и две башни (roques), которые получили свое имя от птицы Рух, упомянутой в истории Синбада. Победителем считался тот, кто окружал или оставлял в одиночестве короля противника.

И мужчины, и женщины играли в шахматы. Из старинных миниатюр видно, что в них играли мусульмане и даже монголы; характерно, что этот символический бой мог символизировать как войну, так и любовь.

 

ИГРЫ

 

Совершенно законно предаваться игре для развития гибкости ума, однако это же запрещено делать на деньги. Несмотря на эти предостережения, многочисленные партии заканчивались ссорами, насилиями, и, что еще хуже, богохульством.

Но любовь к игре сильнее всего — «вся наша жизнь — игра, случай, кости, карты, мячи, кубики, игральные доски», — говорил Антонио де Феррарис, и христианские короли довольствовались тем, что, накладывая на игру внушительные пошлины, регламентировали ее.

Первоначально игры с мячом играли лишь молодые люди. В XIII веке в них играли на обширных лугах при помощи бит, которыми отбивали брошенный мяч (pella или pellota), или клюшек, которыми пытались забить мяч в ворота (chueca), это были предшественники современного бейсбола и хоккея. Но мячи могли быть более тяжелыми, чтобы развлекать игроков более старшего возраста. С конца XIV века в Валенсии в мяч играли двумя командами, игра проводилась на длинной улице в присутствии многочисленных зрителей, которые делали ставки на игроков. Но опасности, которые эти игры представляли для прохожих, и насилие, которым они сопровождались, быстро повлекли за собой муниципальные запреты, которые, впрочем, не соблюдались.

Игры в кости, многочисленные и очень разнообразные, тоже были очень популярны, они велись на деньги. Все испанцы, дворяне, священнослужители, горожане, крестьяне, христиане, мусульмане и евреи, казалось, отдавались им со всей возможной страстью. В них играли при дворе королей Наварры, в церквях и тавернах. Настольные игры (tablas), в которые играли на специальных досках при помощи фишек различных цветов и восьми- или семигранных кубиков, также были очень разнообразны: во второй половине XIII века их существовало около двадцати.

Кости и настольные игры могли легко стать пороком. В конце XI века севильский кади Ибн Абдун утверждал, что надо запретить «игры в шахматы, триктрак и шашки», так как «играть в них — это грех». В Кастилии закоренелые игроки, шулеры и профессиональные игроки были известны под именем tahures; в 1276 году специальное королевское постановление регламентировало заведения для игр (tahurerias), чтобы свести на нет богохульство, обман и насилие, чтобы внушить уважение к соблюдению правил и оплате долгов, запретить играть священнослужителям .

Игры в карты также проникли на полуостров через мусульманскую Испанию. Карты (na'ib или naipes), мастями которых были чаши, денье (старинная французская медная монета), шпаги и посохи, были моментально приняты повсюду. Их запретили для христиан в Арагоне в 1320 году, но они не перестали быть популярными. В Сарагосе в XV веке соседи собирались вечером на улице, чтобы поболтать и сыграть в карты. В XV веке в Валенсии часто случались ссоры, вызванные игрой в карты. В высоких кругах, напротив, игра зачастую приукрашивалась, и на картах могли даже написать куртуазные стихотворные поэмы.

 

На главную страницу 

 

Хостинг от uCoz