Гасконь, Септимания и Каталония в 778 – 828 гг.

Провал испанской экспедиции Карла Великого в 778 г. имел важные последствия для  Каролингской империи. Главным  было то, что Карл отказался от экспансии на юг. Это, конечно, не означало, что король совсем забыл о Пиренеях. Другие более неотложные проблемы, обрели приоритет: походы в Саксонию и Баварию; Италия и Папство. После 778 года, однако, стало ясным, что Карл Великий осознал факт, что необходимы новые методы правления в Гаскони, и что там, за Пиренеями, в Испании, есть христианское население, ждущее освобождение от мусульманского господства.

Гористая местность, к тому же удаленная от центра франкского государства действительно представляла проблему для ведения боевых действий и последующего эффективного управления. Правда, Лупо, гасконский герцог, подчинился Карлу еще в 769 г., после того, как король пересек Гаронну, преследуя Гунальда Аквитанского. Но события 778 г. поколебали верность гасконских феодалов франкской короне. Не исключено, что и уничтожение арьергарда франков басками произошло по наущению герцога Лупо.

Но Карл предпринял меры по укреплению своей власти в Гаскони. В 778 г. некий Сегуин был поставлен герцогом в Бордо в противовес Лупо. Также в Гаскони было образовано второе графство, получившее название Фезеньяк, управление которым было поручено графу Бургунду, который, судя по имени, не был гасконцем. Когда Бургунд умер приблизительно в 801 г., его сменил некий Лиутард, тоже не гасконец. Общее наблюдение за гасконской границей Карл поручил Шорсону, графу или герцогу Тулузы.

Такая политика короля вызвала недовольство у гасконцев, и в 787 г. или 789 г. мы узнаем из хроник, что Шорсон был захвачен Одальриком, сыном герцога Лупо Гасконского, и вынужден был заключить соглашение, которое Карл Великий счел настолько позорным, что лишил Шосрона владения Тулузой и заменил его в 790 г. графом Гуиллемом, известным позднее как Святой Гуиллем, который был близко связан с Каролингским королевским домом. Хроники сообщают, что граф Гуиллем принудил гасконцев к повиновению, и, что Одальрик был изгнан.

В течение следующих двух десятилетий Гасконь безоговорочно признавала Каролингскую власть, и герцог Лупо в 801-802 гг. помогал Людовику Благочестивому и графу Гуиллему Тулузскому в их экспедиции против Барселоны, возглавляя гасконский контингент в войске франков.

Карл Великий, однако, не желал полагаться лишь на верность графов Бордо и Фезеньяк. В Гаскони, особенно в предгорьях Пиренеев стали появляться многочисленные монастыри. Епископам и аббатом Карл раздал наделы. Первой задачей служителей церкви было крещение басков.  В 790 г. в хрониках упоминается гасконский епископ Абрахам Коммин, который председательствовал на съезде прелатов в Нарбонне. Там же, в хрониках, мы встречаем много вестготских имен среди монахов. Очевидно, неудачный поход на Сарагосу вызвал новую волну беженцев-христиан из Испании во Францию.

Карл Великий поощрял переселение этих спани или хиспани, как их называли. Беженцы селились на пустынных землях, главным образом в Русильоне или в Нарбонне. При этом Карл преследовал две цели: заселение пустынных областей и формирование на южной границе отрядов, состоящих из беженцев, ненавидящих мусульман. Их задачей было отражение арабских вторжений в Септиманию.  

Прибытие этих хиспани принесло ожидаемый эффект. Уже в 781 г. Палларс и Рибагорса в Пиренеях оказались под контролем графа Тулузы. В 785 г. в Жероне и Бесалу также разместились гарнизоны франков. Немного позже Ургелл и Серданья, где мусульманское правление было номинальным, приняли каролингский суверенитет. Это освобождение целой полосы территории Испании, которая должна была Испанской маркой, приветствовалось местным населением и поддерживалось готским населением Септимании и Русильона.

Вряд ли эти действия сильно обеспокоили правителей Кордовы. Во всяком случае, уже в 793 г. мавры нанесли контрудар – предприняли полномасштабное вторжение в Септиманию. Гуиллем, граф Тулузы, выступил против мусульманских захватчиков, но был разбит около Каркасона. Окруженные стенами города Нарбонн и Жерона устояли, и арабская армия ушла в Испанию, не нанеся особого ущерба.

Несмотря на мусульманское вторжение 793 года, общий успех Каролингов в распространении их власти над Гасконью и в Пиренеях вызвал реакцию в христианской Испании. В 794 г. в хрониках упоминается посольство из христианской Астурии, посетившее Тулузу, и в 797 г. и 798 г. есть сведения о других контактах астурийцев с франками, не взирая на раскол адопсионизма 794-799 гг., который угрожал отделить каролингскую церковь от ее испанских единоверцев.

В 796 г. Каролинги снова предприняли наступление, и военная экспедиция отправилась в Пиренеи. Два года спустя Людовик Благочестивый, уже совершеннолетний и получивший титул короля Аквитании, приказал графу Серданьи Бореллу перенести границу графства на юг до Аусоны и Берги и восстановить брошенные замки Аусона, Кардона и Касерес. В 799 г. Наварра приняла каролингский суверенитет при правлении графа Веласко.

В 801 г. началось решительное наступление франков в Пиренеях. Многочисленные отряды франков, бургундцев, аквитанцев, провансальцев, гасконцев герцога Лупо и готов графа Русильона Беру собрались в Нарбонне. Официально экспедицией командовал Людовик Благочестивый, но фактически ей руководил граф Гуиллем Тулузский. Эта армия пересекла Пиренейские горы и двинулась на юг, где захватила важный город Барселону и соседний замок Таррасса.

В течение следующих десяти лет хроники говорят о регулярном каролингском продвижении на мусульманскую территорию. Хотя ни одна из важных арабских крепостей в долине Эбро (Тортоса, Лерида, Уэска, Сарагоса) не была захвачена, франки отодвинули границу своих владений на юг за реку Лльобрегат в Каталонии. В тот же самый период между 809 г. и 812 г. Арагон оказался под контролем франкского графа Ауреоло (Ореоласа), в то время как Наварра удерживалась графом Веласко. В море недавно построенный каролингский флот начал военные действия, и в 813 г. хроники сообщают о победе, одержанной над мусульманами графом Ампурьяса Эрменгуэром и захвате Балеарских островов (по другим сведениям, флот у Каролингов в это время был только на атлантическом побережье Аквитании). В 812 г. и затем в 815 г. Кордова была вынуждена просить мира у франков.

Но вскоре продвижение Каролингов на юг остановилось. В 812 г. Гуиллем Тулузский  удалился в аббатство Желлоне, чтобы закончить свои дни вдали от мирской суеты. Его преемник в Тулузе, граф Бегон, кажется, не имел таких же военных и организаторских способностей. Карл Великий был близок к концу жизненного пути, и его сын Людовик Благочестивый полностью сосредоточился на общеимперских проблемах.

С 814 г. ситуация для христиан в Испанской марке ухудшилась. После смерти Карла Великого императором стал Людовик Благочестивый. Его сын Пипин, получивший титул короля Аквитании, был слишком молод и неопытен, чтобы эффективно управлять доверенной ему территорией. Так, когда восстание из Наварры в 816 г. распространилось на Гасконь, он оказался не способен исправить ситуацию. Тем более, что к восставшим примкнул герцог Бордо Сегуин.

Людовик не смог или не захотел вмешаться, и уже в 817 г. хроники говорят о восстании в Арагоне, где граф Аснар Галиндо, лояльный Каролингам, вел борьбу со своим кузеном Гарсией. Между тем восстание распространилось на центральную и восточную Гасконь. Летописцы расходятся во мнениях относительно лидера этого движения. Больше всего говорится о некоем Лупо Сентулле, вероятно принадлежавшем к древнему гасконскому семейству. Среди лидеров восстания в Южной Гаскони чаще упоминается Гарсия Маки, который был признан герцогом в 818 г. Очевидно, что в 818 г. вся Гасконь, Наварра и Арагон были потеряны Каролингами.

К этому времени нерешительного Бегона в Тулузе сменил более энергичный граф Беренгар, который, как вице-король молодого Пипина Аквитанского, предпринял определенные шаги для сдерживания гасконского восстания. Новые границы Аквитании были проведены так, что включили гасконскую территорию на западе, Палларс-Рибагорсу, Ургелл-Серданью-Бесалу на юге и Каркасон на востоке. Остальная часть Септимании и округа Русильон, Ампуриас и Жерона-Бесалу-Барселона была отдана под прямой контроль Людовика Благочестивого и разделена между тремя графами. Граф Бера управлял округами Барселона, Бесалу и Жерона. Граф Госельм, сын Гуиллема Тулузского, получил Ампурьяс и Русильон. И граф Леибульф Прованский управлял Провансом и Септиманией.

Как только эта перекройка территории была закончена, граф Беренгар Тулузский продолжил действовать. Он и граф Варин Овернский двинулись на Гасконь, свергли мятежника Лупо Сентулле и к 820 г. восстановили Каролингскую власть над большинством Гаскони. Преемник Лупо граф Аснар был более лоялен к королевскому дому. Однако ни Арагон, ни Наварру вернуть не удалось, и вероятно, что восстание в Западной Гаскони также не было подавлено.

В 820 г. франки укрепились в Каталонии. В этом году граф Барселоны и Жероны Бера  был обвинен в измене императору неким готом Санилой, низложен по приказу Людовика I как предатель и лишен всех наделов. Эти округа были переданы франкскому  графу Рампону. Приблизительно в то же самое время графу Аснару Галиндо отошли земли Ургелл и Серданья, отнятые у графа Борелла. Большинство историков видит в этих перестановках первые проявления каталонского сепаратизма. Более вероятным кажется, что измены не было, а удаление графов Беры и Борелла было делом графа Госельма Русильонского, сына герцога Гуиллема и брата честолюбивого графа Бернарда Септиманского.

Смена правящей верхушки Испанской марки с готской на франкскую привела к более агрессивной политике христиан в долине Эбро. В 822 г. последовало вторжение на мусульманскую территорию, вероятно во главе с графом Рампоном. Мы не знаем ничего о результатах этого нападения, скорее всего, оно вылилось в обычный грабительский набег.  А через два года франками была предпринята попытка восстановить контроль над Наваррой, закончившаяся полным провалом. Стоявшие во главе экспедиции графы Аснар Гасконский и правитель одной из пограничных областей граф Эбле попали в плен, причем графа Эбле выдали эмиру Кордовы. Графу Аснару удалось освободиться за выкуп. Наварру подчинить не удалось, а контроль над Гасконью был ослаблен.

Вероятно, эта неудача заставила Людовика I вызвать к себе сына Пипина. Вскоре стало известно об императорском решении передать Бернарду Септиманскому графства Барселона и Жерона и округа Септимании, принадлежавшие графу Леибульфу. Так как  брат Бернарда Госельмо был графом Ампурьяса и Русильона, эти два сына герцога Гуиллема Тулузского теперь отвечали за всю береговую полосу от Лльобрегата до Роны. Каролингская граница в Испанской марке оказалась под контролем Бернарда Септиманского и Беренгара Тулузского.

Но готское население в Каталонии выступило против признания власти Бернарда как графа Барселоны. В результате началось серьезное восстание во главе с неким Аисо (Аинсо) и другими родственниками и друзьями графа Беры. Это восстание, которое, кажется, поддерживалось из Кордовы, было подавлено после неудачной попытки захватить Барселону. Но оно имело серьезные последствия для Каталонии. Из-за беспорядков была потеряна территория, отвоеванная у мусульман между 802 г. и 815 г. Она включала крепость Аусону с округом Вик, который был разорен арабами, Бергу, Ургелл и южную часть Барселонского графства. Понадобилось много десятилетий, чтобы вернуть эти земли.

Попытка отправить в 828 г. помощь в Каталонию во главе с королем Аквитании Пипином и его братом Лотарем провалилась. Два графа, виновные в срыве снабжения армии, были казнены разгневанным императором, но положения это не исправило. В Каталонии, также как ранее в Наварре, Арагоне и Гаскони, Каролинги были вынуждены отступить с ранее завоеванных позиций. Престиж Каролингов в Испанской марке был надолго утрачен.

В 829 г. в империи начались раздоры, вызванные желанием сыновей Людовика от первого брака устранить влияние их мачехи Юдифь на императора. Пограничным графам пришлось полагаться только на себя.

Назад

Хостинг от uCoz