Судьба Боабдила (1492 - 1536).

       

Рано утром второго января 1492 г. бывший эмир Гранады Боабдил, вместе с матерью, женой, сыном, сестрой, визирем и другими многочисленными родственниками и друзьями покинул свою бывшую столицу, перешедшую под контроль Испании и направился в долину Пурхена, где Фернандо выделил ему маленькую, но плодородную территорию, включая несколько небольших городков в Альпухаррасе, со всеми их доходами. Здесь, окруженный послушными вассалами, преданными друзьями и любящим семейством Боабдил, начал новую жизнь, размеренную и спокойную. Возможно, прошлое казалось ему тяжким бременем, от которого он счастливо избавился. Время проходило в развлечениях, спортивных состязаниях и поездках по его небольшим владениям. Особенно Боабдил любил охоту.

Но подозрительный Фернандо не оставлял опального эмира и в изгнании. Все попытки склонить Боабдила к отречению от ислама и принятию христианства оказались безуспешными. Его упрямство в этом отношении еще больше усилило недоверие к нему Фернандо, который, зная о коварстве мусульман, не мог чувствовать себя полным властителем обретенных земель, пока на них проживал тот, кто мог бы попытаться восстановить свои права на трон. Поэтому бдительный испанский король окружил смещенного эмира шпионами, которые сообщали Фернандо обо всех словах и действиях Боабдила. И первым из них был визирь и хронист Абен Комикса. После того как граф Тендилла взял в плен, а потом отпустил племянницу визиря, граф и Абен Комикса состояли в постоянной дружеской переписке, и через этот канал к королю поступали сведения о Боабдиле. Документы, доступные сейчас в архивах рассказывают об отчислении для Абен Комиксы «денежных сумм для поддержания должного вида» из испанской казны. Абен Комикса также тайно отправлял письма секретарю Фернандо Эрнандо де Сафре, который докладывал их содержание королю. Некоторые из писем  секретаря находятся в архиве Симанкаса, и были недавно изданы в собрании документов. 

Фернандо видел в выездах на охоту и спортивных соревнованиях Боабдила способ поддержания на высоком уровне воинского духа среди  мусульман Альпухарраса, которые так могли готовиться к общему восстанию. Присутствие Боабдила в испанских пределах стало несовместимым с идеями Фернандо относительно безопасности королевства. Поэтому он дал своим агентам секретные инструкции, согласно которым необходимо было сформировать у бывшего эмира мнение о необходимости отъезда в Африку, как это было с Эль-Загалом. Но Боабдил не собирался покидать Испанию. На прямое предложение Фернандо он ответил, что «оставил свое королевство, чтобы жить в мире, и не желает ехать на чужбину, чтобы столкнуться там с новыми неприятностями и враждебным отношением местных арабов» (из письма Эрнандо де Сафры Католическим королям 9 декабря 1493 г.)

Фернандо упорствовал в своих усилиях. В то время ставка короля находилась в Барселоне. Боабдил, находя, что его пребывание в Альпухаррасе вызывает подозрение и беспокойство у Фернандо, решил прибыть в Барселону, чтобы рассеять сомнения короля на свой счет. Сафра, секретарь Фернандо, известил короля из Гранады о намерениях Боабдила и получил в ответ приказание всеми способами задержать его отъезд до получения от Фернандо особого распоряжения. Хитрый испанский король решил подготовить с Абен Комиксой (тот находился в Барселоне как представитель экс-эмира) договор, который составить непосредственно с Боабдилом. Боабдил был задержан в Андараксе Сафрой. Между тем скандальная сделка была заключена 17 марта 1493 г. между Фернандо и Абен Комиксой. Последний как визирь и представитель Боабдила (хотя и без каких-либо любой полномочий) продал его территории за восемьдесят тысяч дукатов золотом, причем Боабдил обязан был после продажи земель отплыть в Африку.

После этой спешно заключенной сделки, Юсуф Абен Комикса погрузил золото на мулов и отбыл в Альпухаррас. Там он сразу же поспешил к Боабдилу «Господин», сказал он, «Вы здесь подвергаетесь постоянной опасности. Ваши мусульмане вспыльчивы и воинственны. Они могут восстать в любой момент и объявить Вас лидером восстания. Тогда на Вас и Ваших людей падет вся тяжесть гнева короля. Я вижу, как Вы печалитесь, находясь в стране, которой еще недавно так прекрасно управляли. Я положил конец этой несправедливости. Ваши небольшие земли проданы за приличные деньги!», здесь он высыпал перед бывшим эмиром один из мешков с дукатами, «С этим золотом Вы можете купить земли в Марокко, где Вы можете жить в чести и безопасности."

Когда Боабдил услышал эти слова, им овладел приступ страшного гнева. Если бы не подоспевшие придворные, Юсуф закончил бы свою жизнь в тот же день.

Постепенно гнев бывшего правителя Гранады прошел: он видел, что обманут и предан, но он знал характер Фернандо слишком хорошо, чтобы надеяться, что тот отречется от сделки, даже заключенной заведомо неправомочно. Удовлетворившись внесением в договор некоторых выгодных для себя изменений, Боабдил стал готовиться, чтобы сказать последнее «Прощай» своему королевству и родной земле.

Потребовалось несколько месяцев, чтобы выполнить необходимые распоряжения, когда случилось несчастье. Жена Боабдила, нежная Морайма, страдая от нервного истощения, умерла в конце августа 1493 г. Эрнандо де Сафра немедленно проинформировал короля Фернандо об этом событии, исключительно благоприятствующему намеченным испанцами целям. Король дал де Сафре сроку ровно месяц, чтобы удостовериться, что Боабдил высадился на африканском побережье.

Но эмиграция затянулась до октября. Де Сафра подготовил в порту Адра каракку для Боабдила, его семейства и ближайших придворных. Другая каракка и два галеона должны были забрать остальных сторонников знатного изгнанника, всего около тысячи ста тридцати человек.

Толпа прежних подданных эмира провожала его. Попутный бриз надувал  паруса каракки Боабдила, и вслед ему неслись крики: "Прощай, Боабдил! Аллах хранит тебя!" Постепенно снежные вершины гранадских гор исчезли вдали.

В Фесе Боабдила с почетом встретил его родственник Мулей Ахмед, тот  самый, кто так жестоко обошелся с эль-Загалом в изгнании. Сорок два года своей жизни Мухаммад провел в этом городе, построив великолепный дворец, который напоминал ему Альхамбру.

В 1536 году Боабдил вместе с войсками эмира выступил навстречу берберским отрядам братьев Херифов, которые угрожали Фесу. Армии сошлись на берегах Гуадалхавита (Река Рабов) около брода Балькуба. Река была глубокой с высокими обрывистыми берегами. Перейти ее можно было только в одном месте у вышеупомянутого брода; в течение трех дней армии стояли друг против друга. Никто не решался первым атаковать. Эмир разделил свою армию на три части: первой командовал его Али аль-Аттар (кстати, сын последнего мусульманского губернатора Лохи, в 1482 г. доблестно отразившего кастильское нападение); вторую часть возглавлял сам эмир, а третьей командовали его сын, принц Феса, и Боабдил, уже седоволосый старец. Эта третья колонна и взяла на себя смелость перейти брод. Солдаты взобрались на противоположный берег, пытаясь сдержать атаки берберов, пока подойдет подкрепление. Но мятежники атаковали с такой яростью, что сын эмира Феса и другие арабские командиры были убиты; оставшиеся без командиров войска бросились назад в реку, которая уже была заполнена подходящими войсками. Началась паника. Лошади рвались в стороны, враг нажимал; те, кто избежал смерти от меча, гибли в воде; река была забита мертвыми телами людей и лошадей и багажом армии. В этой катастрофе погиб и Боабдил.

Судьба близких и приближенных Боабдила сложилась по-разному. Юная Зорайя (Изабелла де Солис), Звезда Утра, жена Мулея Хасана, пользовалась поддержкой Боабдила, защищавшего ее от Айши Ла Хоры. Братья Зорайи Хам и Насар считались и братьями эмира. При капитуляции Гранады интересы Зорайи были учтены, и она получила несколько долин в Альпухаррасе. Под влиянием королевы Зорайя вернулась к христианству под своим прежним именем Изабелла. Ее два сына Хам и Насар крестились под именами дона Фернандо Гранадского и дона Хуана Гранадского. Король даровал им титулы инфантов. Они породнились с благородными испанскими семействами, и герцоги Гранадские проживают в Вальядолиде по сей день, сохраняя герб своего предка Мулея Абул Хасана.

Вероломный Абен Комикса перешел на службу испанской короне и крестился на радость королеве Изабелле. Став доном Хуаном де Гранада, он настолько ревностно стал служить христианству, что даже вступил в орден францисканцев. Впрочем, монашеская жизнь ему вскоре наскучила, и в Альмерии Абен Комикса сел на венецианскую галеру, чтобы через несколько дней высадиться в Алжире.

Явившись к эмиру Буджаи Абдеррахману, Абен Комикса заявил, что всегда оставался мусульманином. Он так расположил к себе эмира, что тот назначил его губернатором одной из областей Алжира. На этой должности его и застал граф Педро де Наварро, появившийся у берегов Алжира с эскадрой из четырех галер в 1509 году. Абен Комикса навестил Наварро и предложил ему вернуться с достаточной силой, а он, Абен Комикса, конечно же верный католик, оставшийся преданным королю Фернандо, сдаст город испанским войскам. Граф вернулся в Испанию и доложил обо всем кардиналу Хименесу, тогда первому министру Испании. В январе 1510 года Педро де Наварро с тридцатью судами и четырьмя тысячами солдат успешно совершил задуманное. В королевском дворце испанские солдаты обнаружили истекающего кровью Абен Комиксу. Его предательство было раскрыто, и месть Абдеррахмана завершила его жизненный путь, полный измены и предательства.

                                                                                                     На главную страницу

Хостинг от uCoz