Хостинг от uCoz
 

 

 

 

Восстание Аль-Азрака (1247-1258)

 

Аль-Азрак (по-арабски «голубоглазый», его мать была христианкой) родился в поместье Алькала-де-ла-Ховада, где-то между 1210 и 1215. Его полное имя было: Абу Мухаммед ибн Абдаллах бен Худзала аль Сахур.

От своего отца Худзала аль-Азрак унаследовал владение землями в горах Валь-де-Хальинера и Валь-де-Поп и плодородные долины Алькала и Эбо с развитой системой орошения и землепользования. На этой территории находилось от 16 до 18 замков и укрепленных пунктов, контролировавших дороги между приморской Денией и Хативой, Косентайной и Алькоем.

Земли Аль-Азрака стали объектом внимания короля Арагона Хайме I. Этот монарх уже покорил Валенсию, и следующими его целями были владения дальше к югу.

Хотя по договору в Альмисре (1244) эта территория считалась владением арагонской короны, её еще только предстояло инкорпорировать.

Хайме I, несмотря на свое грозное прозвище, предпочитал не воевать без особой нужды, а приобретать земли путем давления и переговоров. К Аль-Азраку отправился старший сын короля дон Альфонсо с внушительной свитой.

Аль-Азрак встретил северян в замке Бенимелим (сегодня деревня Бенимели), и оттуда кавалькада направилась в главное поместье мусульманского феодала Алькала де ла Ховада.

Там был подписан договор, известный как «соглашение Ховада». Ирония судьбы – за пятьсот тридцать лет до этого практически в этих же краях, христианин Теодемиро склонил голову перед мусульманским полководцем. Теперь история перевернулась. Аль-Азрак подписал вассальный договор.

Документ был составлен в двух версиях: на кастильском и арабском языке.

Причина того, что договор был написан по-кастильски, а не по-каталонски, кроется, скорее всего, в том, что матерью дона Альфонсо была кастильская инфанта Элеонора, дочь короля Альфонсо VIII. Возможно, принц плохо говорил по-каталонски, или не умел читать на этом языке.

Аль-Азрак, как многие другие мусульманские феодалы в Испании, вполне мог свободно изъясняться и на кастильском и на каталонском языке.

Кастильская версия договора начиналась так: «Да будет известно всем, кто есть и кто будет: Я, Абдаллах Худзал, вазир и господин Алькалы, объявляю себя вассалом дона Альфонсо, перворожденного сына короля Арагона…»

Начало арабского текста было иным: «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Пусть Аллах благословит нашего господина Мухаммеда и его семью. Этот договор, подписанный благородным храбрым принцем доном Альфонсо, на чью благосклонность мы уповаем…»      

Различия в версиях продолжаются и далее, причем дело тут не только в слабости испанских арабов к поэзии и цветистым выражениям.  Так, слово «вассал» в арабской версии не упоминается ни разу, а просто говорится «заключили договор на три года». Даты договоров также не сходятся. Кастильский вариант датирован 16 апреля 1244 года, а арабский – 15 апреля 1245 года.   

Тем не менее, оба текста согласны с тем, что восемь крепостей Аль-Азрака должны быть переданы арагонским войскам в следующем порядке.

Подлежат немедленной передаче дону Альфонсо:
Замок Тарбена с округой
Замок Поп в Кабальо-Верде севернее Бенихемлы (возможно, сегодняшние Онтильес или Мурла)

В течение трех лет должны быть переданы:
Хальинера, с деревней Бениррама 
Маргарида в Сьерра-де-Сантакук с округой 
Кастель или Серелья (арабская версия) с округой  
Хуролас или Херолес (возможно, сегодняшняя Бенитайя к востоку от Хальинеры)

Гарантированно оставлены Аль-Азраку и его потомкам, как вассалам дона Альфонсо: 
Замок Алькала 
Замок Перпучен или Борбунчен, ныне деревня Лорка.

Далее в договоре указывалось, что все прибыли и ренты от замков и поселений, принадлежащих Аль-Азраку будут делиться поровну между ним и доном Альфонсо.

Соглашение было характерно для Хайме Завоевателя. Где это возможно, он призывал мусульманских феодалов оставаться на своей земле и не лишал их полностью владений и имущества.

Как и где началось восстание – неизвестно.

По одной из версий, арагонская королева донья Виоланта пыталась убедить Аль-Азрака принять христианство и взять в жены дочь феодала Педро Хименеса Энкарроса. Тот будто бы согласился и выслал приглашение на свадьбу Хайме I и Виоланте. Но королевская чета со свитой попали в засаду около замка Ругат, к юго-востоку от Хативы и чудом спаслись.  

Неизвестно, была ли организована засада самим Аль-Азраком, или это было просто нападение бандитов, тем не менее, есть факт, что он поднял оружие против короля Арагона. Это случилось в 1247 или 1248.

По другой версии, просто истекло действие договора в Ховаде, и Аль-Азрак, укрепившись беженцами из Валенсии и Дении, уже не считал нужным склоняться перед христианами. Он был на своей земле, хорошо знал эту горную местность и мог создать проблемы любому захватчику.

Вполне возможно также, что Аль-Азрак знал о том, что дон Альфонсо временно считался бастардом после расторжения брака его матери Элеоноры с Хайме I.

Если не брать в расчет полулегендарную засаду у Ругата, военные действия начались внезапным захватом мусульманами замка Пенагила. Известие о восстании прибыло, когда Хайме I был на охоте около Кульеры. Собрав доступные войска, король двинулся на юг, к замку Косентайна, где Хайме I назначил сбор своим вассалам.

От Косентайны были разосланы во все стороны карательные отряды с приказом не щадить мавров. Однако подавление восстания затянулось почти на десять лет. Только в 1257 году произошел последний бой королевских войск с восставшими у Пенья Кайдель к северо-востоку от Косентайны, где христиане разбили арабов и убили ближайшего помощника Аль-Азрака. Мавры отступили в Валь-де-Алькала, свой последний оплот.

В 1258 году король Хайме I прибыл к Алькале, чтобы лично принять капитуляцию мусульман. Аль-Азрак отправился в изгнание. Король, со свойственным ему великодушием оставил два замка, Альтея и Полоп, брату Аль-Азрака и племяннику.

Но при этом летописи Арагона содержат укоры Хайме I: «наш предатель Аздрах».

Аль-Азрак осел в Гранаде. Спустя восемнадцать лет, в 1276 году, на помощь вновь восставшим маврам Хативы прибыли гранадские войска. В апреле была осаждена христианская крепость Алькой. Среди гранадских мавров находился и Аль-Азрак, уже шестидесятилетний старец, вернувшийся в родные края. Во время атаки замка он был поражен в голову стрелой, упал с лошади и умер. Христиане на стенах услышали горестные вопли мавров: «Вали! Вали!» Следом появилось чудесное явление святого Георгия (Сан-Хорхе) на коне на городской стене, которое придало новые силы осажденным и заставило мусульман снять осаду.  А спустя три месяца, 27 июля 1276 года король Хайме I умер в Валенсии.

С 1511 года жители Алькоя каждый апрель (21-24) отмечают праздник явления святого Георгия театрализованным боем между маврами и христианами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На главную