Легенда о гибели дона Алонсо Агиляра (1501).

       

Дон Алонсо Агиляр, отважный воин, товарищ маркиза Понсе Леона по ратным подвигам, герой Гранадской войны погиб во время подавления мусульманского мятежа в горах Ронды.

Минуло несколько лет после падения Гранады, но страна оставалась неспокойной. Рьяные усилия католического духовенства по обращению мавров в христианство встречали упрямое сопротивление со стороны мусульман. Нередки были оскорбления и избиения миссионеров, а в городе Дайрине двоих святых отцов мавры схватили и угрозами и побоями пытались вынудить принять ислам; после решительного отказа священников насмерть забили палками и камнями мусульманские женщины и дети, а их тела сожгли.

Чтобы отмстить за смерть миссионеров, собрались восемьсот всадников. Не дожидаясь официального приказа, они стали грабить и разорять мусульманские деревни. Мавры бежали в горы, где начали собирать оружие и продовольствие. Вскоре восстание началось по всему Альпухаррасу. Наибольшее число мятежников сосредоточилось в горах Серрания Ронда.

Король Фернандо приказал подавить восстание дону Алонсо Агиляру, а также графам Урене и Сифуэнтесу.

Дон Алонсо Агиляр получил приказ короля в Кордове. Ему шел пятьдесят первый год и большая часть жизни дона Алонсо прошла в сражениях с маврами.

С собой в поход Агиляр взял своего сына, юного дона Педро Кордову, смелого юношу. Жители Кордовы в восторге кричали вслед отряду: "Смотрите, орел провожает птенца в полет! Да здравствуют Агиляры! " (Aguila – орёл (исп.))

При подходе отряда Дона Алонсо мусульмане стали отступать к горам Ронды. Среди горцев было известно берберское племя гандулов, воинственных и жестоких фанатиков. Их вождем был некий аль-Фери, известный своей силой и храбростью. Под его руководством гандулы со всем имуществом двинулись в скалистые ущелья Сиерра Бермеха. Высоко в горах находилась плодородная равнина, окруженная скалами и пропастями, которые делали ее неприступной. Здесь аль-Фери разместил женщин, детей и имущество. В соответствии с его приказами берберы втащили громадные  камни на скалы и утесы, чтобы защитить все проходы, ведущие на равнину.

Христианские командиры тем временем вышли к сильно укрепленному городку Монарда, расположенному в горах Сиерра Бермеха. Испанцы попытались заставить мятежников сдаться. Монарда был отделен от склона горы глубоким ущельем, на дне которого тек маленький ручей. На вершине горы расположился отряд под командованием аль-Фери.

В один из дней некоторые испанские солдаты без команды перебрались через ущелье и напали на мусульман, движимые жаждой наживы. На склоне горы завязался бой. Мусульман было гораздо больше. Графы Урена и Сифуэнтес, наблюдавшие за боем, спросили дона Алонсо Агиляра его мнение. "Свое мнение," сказал он, " я высказал еще в Кордове, и оно не изменилось: это – авантюра. С таким количеством солдат нам не подавить восстание. Однако мавры рядом, и, если они заподозрят нашу слабость, это будет грозить нам разгромом". После этого дон Алонсо приказал остальным солдатам вступить в бой.

На склонах горы было несколько мест, подобных террасам; здесь христиане получили преимущество. Но мавры отступили к крутым и скалистым высотам, откуда они швыряли дротики и камни в своих противников. Мусульмане защищались отважно, но постепенно отступали все выше в горы, пока не достигли равнины, где укрылись их жены и дети. Здесь они попытались дать решающий бой, но Агиляр вместе с сыном доном Педро во главе трехсот солдат смял их и ворвался на равнину. В то время как они преследовали разбегающихся врагов, остальная часть испанского отряда, решив, что дело сделано, рассеялась по равнине в поисках добычи. Солдаты преследовали вопящих женщин, срывая с них ожерелья, браслеты и сандалии с золотыми пряжками. В шатрах было обнаружено много ценностей, которые берберы награбили за многие годы набегов на Фронтеру. Некоторые христиане бросили доспехи и оружие, чтобы взять побольше добычи.

Наступил вечер. Христиане продолжали грабеж лагеря и начали ловить мусульманских женщин и детей для последующей продажи. Крики и плач были слышны далеко в горах, где собрались остатки мавров. Их лидер аль-Фери тогда воскликнул: "Друзья, солдаты, куда вы бежите? Где вы сможете укрыться так, чтобы враг не нашел вас? Ваши жены, ваши дети остались позади вас. Оружие в наших руках! Вернемся и освободим их!".

Внизу на равнине рассеялись христиане, многие были без оружия, нагруженные добычей. "Теперь - время!", кричал аль-Фери: "Они заняты грабежом". Мавры бросились вниз. Захваченные врасплох испанцы растерялись и обратились в бегство. Дон Алонсо Агиляр развернул свое знамя и попытался остановить бегущих солдат. Бросив лошадь, он призвал остальных сделать то же самое. Тут же вокруг знамени собралось несколько десятков солдат. Они попытались сдержать мавров, пока остальные организуются в тылу.

Стемнело. Мусульмане пока не подозревали, насколько мало испанцев им противостоит, а дон Алонсо и его люди своей храбростью не давали маврам повода открыть истину. К сожалению, пуля из аркебузы угодила в небольшую бочку с порохом. На короткое время яркое пламя осветило всю равнину. Удивленные мавры увидели, что им противостоит всего горстка людей, и, что большая часть христиан уже скрылась с поля боя. Крики триумфа «Аллах велик!» зазвучали над равниной.

Некоторые из кабальеро, собравшихся вокруг дона Алонсо, предложили ему под покровом темноты скрыться в горах. "Нет", гордо ответил дон Алонсо, "никогда флаг дома Агиляров не отступал с поля сражения". Едва он произнес эти слова, как его сын Педро рухнул на землю. Камень, пущенный с утеса, выбил ему два зуба, а копье пронзило ему бедро. Мужественный юноша попытался подняться на ноги. Дон Алонсо приказал нескольким солдатам увести сына силой. Его друг дон Франсиско Альварес Кордова доставил его к солдатам графа Урены, который на соседнем холме пытался собрать беглецов. Его сын дон Педро Хирона также был ранен.

Между тем, дон Алонсо с двумястами солдатами продолжал неравный бой. Падали один за другим сраженные испанцы, и вот Агиляр остался один. Он был без лошади, без кирасы, раненый в нескольких местах. Однако храбрый испанский гранд продолжал сражаться.

Мавры решили взять дона Алонсо живым. Двое мусульман подобрались сзади и прыгнули ему на спину. Но у Агиляра еще оставались силы. Одному из врагов он ударом кинжала распорол живот. "Не думайте," закричал гидальго, "что я легкая добыча; знайте, что я - дон Алонсо Агиляр!". "Если ты дон Алонсо," ответил мавр," знай, что я - аль-Фери!" Они продолжили схватку, и дон Алонсо, истощенный семью ужасными ранами, испустил дух.

Так погиб Алонсо де Агиляр, символ андалусского дворянства, один из знатнейших грандов Испании. В течение сорока лет он вел успешную войну с маврами. Его знамя всегда было на передовой. От руки дона Алонсо пали многие мусульманские вожди, в том числе Али Атар из Лохи. Дон Алонсо был пятым представителем дома Агиляров, павшим в сражении с маврами.

Ликующие мусульмане преследовали бегущих христиан. В числе беглецов был и граф Урена. К своему счастью у подножия горы он встретил авангард отряда графа Сифуэнтеса, который шел на помощь дону Алонсо. Граф не дал перекинуться панике на свои войска и сумел сдержать яростный натиск мавров до утра. Когда рассвело, мусульмане прекратили атаки и отступили на равнину.

У христиан появилось время, чтобы прийти в себя. Среди отважных погибших кабальеро также был дон Франсиско Рамирес из Мадрида, капитан артиллерии, отличившийся при взятии Гранады и отмеченный королями. О доне Алонсо ничего не было известно, за исключением того, что он был оставлен с горсткой всадников, отважно борющихся против превосходящих сил.

Испанцы напряженно всматривались в утренний туман, ища знамя дона Алонсо. На звуки походного рога отвечало только эхо. Время от времени с горы пробирался какой-нибудь раненый воин, но никто ничего не мог сказать о судьбе Агиляра.

Известие об этом поражении застало короля Фернандо в Гранаде. Он немедленно двинулся в главе армии к горам Ронды. Его прибытие вскоре положило конец восстанию. Часть мавров сумела заплатить выкуп и переселиться в Африку; другие приняли христианство; жителей городов, где были убиты миссионеры, продали в рабство. От захваченных в плен мавров стало известно о гибели Алонсо де Агиляра.

Утром после сражения, когда мусульмане прибыли на поле боя, чтобы раздеть и похоронить мертвых, тело дона Алонсо было найдено среди более чем двухсот его товарищей. Хотя дон Алонсо был хорошо известен среди мавров, его узнали с большим трудом, настолько он был изуродован ударами сабель и кинжалов. Дона Алонсо похоронили в отдельной могиле, которую потом показали королю. Фернандо приказал торжественно перезахоронить павшего гранда в Кордове. Проводить знатного дворянина собрался весь город. Последним приютом дона Алонсо стала церковь Святого Ипполита.

Спустя много лет его внучка донья Каталина Агиляр Кордова, маркиза Приего, решила перенести могилу дона Алонсо. При исследовании наконечник копья был найден среди костей черепа, что, скорее всего, явилось причиной смерти. Имя дона Алонсо долгое время оставалось популярной темой для летописцев и поэтов. Жители Кордовы были возмущены поступком графа Урены, который, как они думали, бросил дона Алонсо в минуту опасности. Но испанский монарх оправдал Урену; было доказано, что никто не мог помочь дону Алонсо. Есть жалобная испанская баллада, в которой жители Кордовы укоризненно взывают: «Граф Урена! Граф Урена! Где дон Алонсо?»

 

                                                                                                     На главную страницу

Хостинг от uCoz